18:06 

Дин Винчестер и философский камень

Марлюшка
Когнитивный динокас
Название: Дин Винчестер и философский камень.
Автор: Марлюшка
Бета: ворд, самобеттинг.
Категория: препреслэш.
Рейтинг: ну им там по 11 лет, что уж тут.
Размер: миди, 27 вордостраниц.


Глава 1. МАЛЬЧИК, КОТОРЫЙ ВЫЖИЛ

— Боже милостивый, — произнес бармен, пристально глядя на Дина. — Это… Неужели это…
В «Дырявом котле» воцарилась тишина.
— Благослови мою душу, — прошептал старый бармен. — Дин Винчестер… какая честь!
Он поспешно вышел из-за стойки, подбежал к Дину и схватил его за руку. В глазах бармена стояли слезы.
— Добро пожаловать домой, мистер Винчестер. Добро пожаловать домой.
Все смотрели на Дина. Хагрид сиял. Разом заскрипели отодвигаемые стулья, и следующий момент Дин уже обменивался рукопожатиями со всеми посетителями «Дырявого котла».
Это было довольно приятно, но всё же стрёмно – в конце концов, Дин всего пару часов назад узнал о том, что он личность героическая.
Собственно, сам он ничего такого и не совершил – просто лежал в колыбельке, пока желтоглазый тёмный маг Волдеморт убивал его родителей. Попытавшись же убить и младенца, Волдеморт просто исчез (официально считалось, что он погиб). Ах да, и родители его тоже были магами. И сам Дин. Подумать только, что одиннадцать лет своей жизни Дин понятия не имел обо всём этом – жил на воспитании у маминой сестры и её мужа, которые утверждали, что Мэри и Джон погибли в автокатастрофе! И вдруг появляется Хагрид, лесничий школы волшебства (волшебства!) и вываливает на Дина все эти новости.

Сейчас мальчик чувствовал себя двояко – с одной стороны, хотелось побыть одному и переосмыслить новости, с другой стороны, требовались дополнительные сведения.
— Ну, что я тебе говорил? — Хагрид ухмыльнулся, когда они вышли из бара. — Я ж тебе сказал, что ты знаменитость. Даже профессор Квиррелл затрясся, когда тебя увидел… хотя, если по правде, он всегда трясется.
Но Дину было не до нервных почитателей. Он мог думать только о том, что смерть его родителей осталась неотомщённой:
- Так что теперь с Волдемортом? Ты говоришь, некоторые считают, что он просто пропал?
- Ох, Дин, прошу тебя, не называй этого имени! – испуганно заоглядывался Хагрид.
- Извини. Так где теперь этот маньяк? – не отставал Дин.
- Да кто знает, Дин! Может, и сгинул. Многие так считают.
- Но не этот… не Дамблдор? Он что считает?
Но всё, что мог сказать по этому поводу Хагрид, было «великий человек, Дамблдор». Кроме того, как понял Дин, директора школы волшебства уже много лет никто не видел и лично он связывался только с министром магии, Михаилом Фаджем, а Хагриду было недосуг заниматься «важными делами». Пожалуй, стоило поискать другие источники информации.

Первый магазин, в который они направились, взяв в банке денег, был ателье мадам Малкин. Точнее, Дин пошёл туда один, Хагрид отлучился «пропустить стаканчик».
В глубине магазина на высокой скамеечке стоял бледный мальчик с тонкими чертами лица, а вторая волшебница крутилась вокруг него, подгоняя по росту длинные черные одежды. Мадам Малкин поставила Дина на соседнюю скамеечку и начала было снимать мерки, как в ателье вошла симпатичная девочка.
- Господа, вы ведь пропустите девушку? – улыбнулась хозяйка магазина. Дин и бледный мальчик синхронно галантно взмахнули рукой и с поклоном проговорили:
- Дамы вперёд!
Все засмеялись, кроме девочки (та посмотрела на них высокомерно-снисходительно), и обе взрослые волшебницы увели её на женскую половину ателье.
- Драко, - мальчик протянул Дину руку. – Драко Малфой, - он говорил как-то очень устало, будто специально растягивая слова.
- Дин, - Дин пожал руку. – Дин Винчестер.
Глаза Драко расширились от восхищения – и это было, пожалуй, приятно:
- Тот самый Дин Винчестер?
- Тот самый, - самодовольно подтвердил Дин.
Малфой стал пристально его оглядывать:
- Я думал, Волдеморт оставил на тебе какой-то след, ну, той ночи.
- След? – недоумённо переспросил Дин.
- Ну, типа шрама на лбу.
- А, - протянул Дин, - это. Вообще-то, есть кое-что. – Он поманил Малфоя поближе, тот наклонился, и Дин громко прошептал ему в ухо: - У меня теперь член в виде молнии!
Малфой отшатнулся и вытаращил глаза, явно не зная, восторгаться тут или сочуствовать.
- Это круто, - пояснил Дин.
- О, - сказал Малфой. Вся его манерность мигом испарилась. – О. А… ты на какой факультет собираешься? – смена темы вышла несколько сумбурной.
Дин понятия не имел, что там за факультеты, но не показывать же свою неосведомлённость:
- Хочешь что-то порекомендовать?
- Я собираюсь на Слизерин. Ну, вообще-то никто заранее не знает, это уже там решат, но я знаю, что я буду в Слизерине, вся моя семья там была. А представь, если определят в Хаффлпафф, тогда я сразу уйду из школы, а ты?
- Вряд ли, - Дин не знал, что ужасного в Хаффлпаффе, но явно не собирался уходить из школы. Драко истолковал его реплику по-другому:
- Ну конечно, вряд ли Дина Винчестера распределят в Хаффлпафф. Надеюсь, ты попадёшь к нам. Ну и ну, ты только посмотри на этого! — внезапно воскликнул мальчик, кивком показывая на окно. За окном стоял Хагрид, улыбаясь Дину и показывая на два огромных мороженых, словно объясняя, почему он не может войти внутрь.
— Это Хагрид, — радостно пояснил Дин. Ему было приятно, что он знает что-то, чего не знал Драко. — Он работает в Хогвартсе.
— А-а-а, — протянул тот. — Я о нем слышал. О там что-то вроде прислуги, да?
— Он лесник.
— Да, точно. Я слышал, он настоящий дикарь. Живет в хижине на территории школы и время от времени напивается и пытается творить чудеса, а все кончается тем, что вспыхивает его собственная постель!
- По-моему, он вполне клёвый, - сухо сказал Дин.
Драко с сомнением пожал плечами, но спорить с самим Дином Винчестером не стал.

***

В магазине под названием «Флориш и Блоттс» было столько книг, сколько Дин ни разу в жизни не видел, — они стояли на полках, занимая все пространство магазина от пола до потолка. Там были гигантские фолианты в кожаных переплетах, каждый весом с огромный булыжник; там были книги размером с почтовую марку и книги в шелковых обложках; там были книги, испещренные непонятными символами, и книги, в которых были только пустые страницы. Вот уж где было бы раздолье для Сэмми!
Сэмми был младшим двоюродным братом Дина, они росли в одном доме – с тем только отличием, что для мистера и миссис Дурсль Сэм был родным и любимым ребёнком, а Дин нежеланным приёмышем. Впрочем, это не мешало двоюродным братьям быть настоящими друзьями – да практически родными братьями, несмотря на то, какими разными они были. Дин был настоящим уличным мальчиком, который очень интересовался спортом, меньше – фильмами ужасов и совсем ничуть – школьными занятиями. Сэм же был типичным ботаником и даже в свободное время не вылезал бы из-за книг, если бы Дин не вытаскивал его на тренировку.
В общем, сейчас помощь Сэмми здорово пригодилась бы. Дин собирался найти здесь как можно больше информации о желтоглазом ублюдке и о том, как убивать тёмных волшебников. Хагрид, по-видимому, считал, что им стоит ограничиться внесёнными в обязательный список, так что Дину впервые в жизни пришлось бороться за то, чтобы накупить побольше книг. Синеглазый мальчик, стоявший за ним в очереди, смотрел на Дина с явным одобрением.
Разглядывая стенд с учебниками, Дин прикидывал, какие предметы ему угрожают. Заклинания – прекрасно. Он взял учебников на пару курсов вперёд, пригодится, когда он найдёт и убьёт Волдеморта. Зельеварение? Скукота. «Магические отвары и зелья» всё же пришлось взять. Прорицания? Хм, можно прихватить одну книжечку на всякий случай. Защита от Тёмных искусств? Прекрасно! Берём всё! Трансфигурация? Что-то мутное. История магии? Вот это бы точно понравилось Сэмми. Дин захватил и новейшую историю дополнительно – не из любви к науке, а из расчёта, что там будет что-нибудь про Волдеморта. Нумерология? Руны? Слава богу, что на первом курсе их нет! Астрономия? Да кому она вообще нужна?
Уже после этого стенда Дин потерял способность критически воспринимать информацию, так что книги о боевой магии, проклятиях и ритуалах он набирал совершенно бездумно.

Ему положительно нужно было выспаться. Слишком много событий для одного дня.


Глава 2. ПУТЕШЕСТВИЕ С ПЛАТФОРМЫ НОМЕР ДЕВЯТЬ И ТРИ ЧЕТВЕРТИ


Тот август, что Дин прожил у Дурслей перед тем, как уехать в Хогвартс, нельзя было назвать особенно веселым.
Собственно, тётя Петуния и дядя Вернон и раньше предпочитали игнорировать Дина, лишь бы он выполнял положенную работу по дому да поменьше показывался им на глаза, а теперь они и вовсе будто избегали его. Проблема была в Сэме.
До этого братья всегда были вместе, даже ходили в один класс, хотя Сэм и был на год младше. Дину и самому было жаль расставаться с братом – да что там, с лучшим и единственным другом – но, в конце концов, впереди его ждало нечто необыкновенное и увлекательное. Сэм же оставался один. Он пытался показать, что его это совсем не волнует и вообще всё в порядке, но всё же теперь в отношениях братьев проскальзывало какое-то напряжение.
Однажды Дин попытался поговорить об этом.
- Честное слово, Сэм, ты же знаешь, я буду писать тебе каждый день.
- Угу, - младший не поднял взгляда от книги.
- Блин, Саманта! – ни с того ни с сего Дин взбесился. – Какого чёрта! Я что, виноват, что я еду, а ты нет? Что я волшебник, а ты ма… неволшебник?
- Нисколько, - сухо отвечает Сэм. – Ты так говоришь, как будто я хотел бы поехать. Чтоб ты знал, я не поехал бы, даже если бы получил это дурацкое письмо! Я получу настоящее образование и настоящую работу, пока ты будешь играть в игры.
- Отлично, - Дин выходит, хлопнув дверью.
Несколько дней после этого они практически не разговаривали. Когда Дин первого сентября тащил свои чемоданы вниз, Сэм даже не вышел из комнаты попрощаться.
Дин помялся немного у его дверей, потом постучал. Ответом было молчание.
- Сэм, - громко сказал он, - ты это… не зачахни тут за своими книгами. Делай хотя бы пробежки по утрам, ладно?
Молчание.
- Ну, я пошёл. Я напишу тебе сегодня же. Придурок.

***

Над одной платформой висела большая пластиковая табличка с цифрой девять, а над другой — такая же табличка с цифрой десять. Посередине ничего не было. Между тем, на билете Дина была обозначена платформа «девять и три четверти».
Если верить большим вокзальным часам, у него оставалось десять минут на то, чтобы сесть на поезд и отправиться в Хогвартс, а он не представлял, как ему это сделать. Он стоял посреди платформы с огромным чемоданом, который с трудом мог оторвать от земли, с карманами, полными волшебных денег, и с клеткой, где сидела большая сова.
К счастью, тут он увидел ещё одну сову в клетке – рядом появилась решительного вида женщина с пятью детьми, один из них и нёс птицу. Волшебники!
Один из мальчиков, на вид самый старший, пошел в сторону платформ девять и десять. Дин внимательно следил за ним, стараясь не моргать, чтобы ничего не пропустить. Но тут мальчика загородили от него туристы, а когда они наконец прошли, тот уже исчез. Следующими исчезли два брата-близнеца, а Дин никак не мог понять, как им это удалось.
Ситуация снова оказалась безвыходной. Дин собрался с силами и подошел к уверенной женщине.

— Извините, — неуверенно произнес он.
— Привет, дорогуша. — Женщина улыбнулась ему. — Первый раз едешь в Хогвартс? Рон, мой младший, тоже новичок.
Она показала на последнего из четырех мальчиков. Он был длинный, тощий и нескладный, с большими руками и ступнями.
— Да, — подтвердил Дин. — Но дело в том… дело в том, что я не знаю, как…
— …как попасть на платформу, — понимающе закончила за него женщина, и Дин кивнул. — Не беспокойся. — Женщина весело подмигнула ему. — Все, что тебе надо сделать, — это пойти прямо через разделительный барьер между платформами девять и десять. Самое главное — тебе нельзя останавливаться и нельзя бояться, что ты врежешься в барьер. Если ты нервничаешь, лучше идти быстрым шагом или бежать. Знаешь, тебе лучше пойти прямо сейчас, перед Роном.
- О, понятно. Спасибо!
Женщина ласково кивнула.
Через барьер. Не бояться. Дин сосредоточенно нахмурился и разбежался. Что ж, если он сейчас врежется в стену, всегда можно будет вернуться и наложить на эту дамочку заклятие облысения – он читал о нём как раз сегодня утром.
Но всё сработало как нужно – перед Дином были паровоз алого цвета, платформа, забитая людьми, надпись на табло «Хогвартс-экспресс. 11.00», разноцветные кошки, шмыгавшие под ногами, и недовольно ухающие совы.
Рон появился сразу за ним, и они вместе нашли свободное купе.
- Спасибо, - на всякий случай сказал Дин, хотя его новый знакомый вроде бы ничего не сделал.
- Да не за что, - высказал ту же точку зрения Рон. – Я Рон, Рон Харвелл.
- Дин. Дин Винчестер, - представился Дин, приготовился к последующей сцене и не ошибся.
Рон изумлялся качественно, вытаращив глаза и разинув рот. Он хотел что-то сказать, но тут им в окно постучала женщина с платформы, видимо, мать Рона. Рядом с ней сейчас стояла только девочка. Они что-то кричали, но поезд уже с шумом отъезжал. Рон замахал им рукой, и Дину стало здорово завидно.
- Это твоя семья? – спросил он.
- Да, мама, сестра и братья, - по голосу Рона было незаметно, чтобы он считал это стоящим зависти.
- А у меня только тётка с мужем и двоюродный задница-брат. Я бы хотел, чтобы у меня было трое братьев-волшебников, как у тебя.
— У меня их пятеро. — Голос Рона почему-то был совсем невеселым. — Я шестой. И мне теперь придется сделать все, чтобы оказаться лучше, чем они. Билл был лучшим учеником школы, Чарли играл в квиддич, носил капитанскую повязку. А Перси вот стал старостой. Фред и Джордж, конечно, занимаются всякой ерундой, но у них хорошие отметки, и их все любят. Джо любят уже за то, что она девочка. А теперь все ждут от меня, что я буду учиться не хуже братьев… - было видно, что Рон хочет сказать что-то другое. – А ты… помнишь, как всё было? Ну, как ты убил Сам-знаешь-кого?
- Ни черта, - с сожалением сказал Дин. – Мне, вообще-то, был год.
Рон выглядел немного разочарованным.
— А пока Хагрид мне не рассказал, я даже не знал о том, что я волшебник, — продолжал Дин. — И ничего не знал о своих родителях и о Волдеморте…
Рон отпрянул от него, вцепившись в сиденье.
— Ты что? — удивился Дин.
— Ты назвал по имени Ты-Знаешь-Кого! — В голосе Рона звучали испуг и уважение. — Я-то думал, что кто-кто, но ты…
— А, — понял Дин. — Я забыл, что это имя нельзя произносить. Я вообще столько всего не знаю, мне еще столько предстоит выучить… И боюсь… Боюсь, что я буду худшим учеником в школе. — Дин выразил мысль, которая уже давно его тревожила.
— Не бойся, — обнадежил его Рон. — В школе много учеников, которые выросли в семьях маглов, и они довольно быстро всему учатся.
Дин сразу почуствовал облегчение.
Пока они болтали, поезд выехал из Лондона и сейчас несся мимо полей и лугов, на которых паслись коровы и овцы. Какое-то время их никто не прерывал, кроме продавщицы сладостей – к сожалению, пирога у неё не оказалось, вообще никакого.
- В Хогвартсе что, только волшебная еда? – настороженно спросил Дин, оглядывая необычные покупки.
- Не жнаю, - сказал Рон с набитым ртом. – А что едят маглы?
- Пироги.
- О, пироги мы тоже едим.

Через какое-то время разговор снова вернулся к Волдеморту: Дин пытался узнать от Рона что-нибудь новое, но тот не знал ничего такого, чего бы Дин уже не прочитал в учебнике истории магии.
Ещё мальчики успели познакомиться с парой будущих соучеников, которым не сиделось в своих купе – круглолицым Невиллом Лонгботтомом, деловитой Гермионой Грейнджер и болтливым Эрни Макмилланом. Кто-то из них разболтал о том, что в купе едет сам-Дин-Винчестер, и желающие познакомиться повалили валом. Дин совсем скоро начал путаться в лицах и именах и был рад увидеть знакомого – Драко Малфоя.
— Это Крэбб, а это Гойл, — небрежно представил он своих спутников, Дин не успел понять, кто из них кто, но даже и не попытался это выяснить. Он знал, что всё равно ни черта не запомнит. – Не хочешь перейти в наше купе?
- Да нет, - удивился Дин, но решил всё же быть вежливым: - Неохота вещи таскать, мы же ведь уже почти и приехали, да?
— Ты скоро узнаешь, Винчестер, что в нашем мире есть несколько династий волшебников, которые куда круче всех остальных. Тебе ни к чему дружить с теми, кто этого не достоин. Я помогу тебе во всем разобраться, - он снова растягивал слова.
- Я похож на того, кому нужна помощь? – набычился было Дин, но вспомнил, что действительно ищет помощи – точнее, сведений о Волдеморте. Вряд ли сейчас был подходящий момент для разговоров о тёмных магах, но разговор всё равно скатывался в… но разговор всё равно не обещал привести ни к чему хорошему. – Впрочем, за сведения о Вол… Том-кого-нельзя-называть скажу спасибо.
- Не понял, - теперь удивился Малфой.
- Я пишу мемуары, - пояснил Дин. – Развиваю разные сюжетные линии. Если расскажешь что-нибудь интересное, я и о тебе напишу. Угощайся, кстати. Все угощайтесь. Итак, где сейчас скрывается Волде… Тот-кто-ну-ты-понял?
На бледных щеках Малфоя появились розовые пятна.
- Моя семья никак не связана с Тем-кого-нельзя-называть! Мы ничего о нём не знаем! – выкрикнул он, снова забыв растягивать слова, и ретировался. За ним исчезли и Гэбб с Кройлом, или как их там звали.



Глава 3. Добро пожаловать в Хогвартс

Здорово, Сэм!
Надеюсь, письмо ты хотя бы прочитаешь.
Я очешуенно устроился тут, у меня кровать с балдахином, представляешь? Этому ты точно завидуешь, признавайся. Кроме меня, в комнате ещё четверо парней, и вроде бы их можно терпеть. А девчонок у нас на факультете всего три, но две из них вполне ничего. Тут вообще девчонки ничего, только задавак много. Зато на меня они все пялятся с восторгом, я же типа знаменитость. Не знаю, завидуешь ли ты этому, Саманта, но надеюсь, что да. Иначе я неправильно тебя воспитал.
Кстати, о факультете. Меня распределили в Гриффиндор. Это типа факультет для смелых и тупых. То есть нет, безрассудных. Один хрен. А ещё тут есть факультеты для умных, хитрых и тупых. Я так понял, нам сканировали мозг, чтобы определить IQ. Специальной шляпой. Не злорадствуй там особо.
Кормят тут вкусно! На ужин были ростбиф, жареный цыпленок, свиные и бараньи отбивные, сосиски, бекон и стейки, вареная картошка, жареная картошка, чипсы, йоркширский пудинг, горох, морковь, мясные подливки, кетчуп, мятные леденцы, мороженое, яблочные пироги, фруктовые торты, шоколадные эклеры и пончики с джемом, бисквиты, клубника, желе, рисовые пудинги… Представляешь? Как в раю!
Ещё тут есть призраки, говорящие картины, двигающиеся лестницы и много всякого, я тебе про это напишу как-нибудь потом, очень спать охота.
Спокойной ночи, ну, или там, доброе утро.
Дин.

От занятий Дин не был в восторге. Всё, чему он хотел научиться – это заклинания и борьба с тёмными искусствами. Ещё он надеялся получить какие-нибудь сведения о Волдеморте от профессора истории, но тот оказался социально неадаптированным призраком. В библиотеке Хогвартса, несмотря на её размеры, тоже не было книги «Как найти Волдеморта за пятнадцать минут» или хотя бы «Как найти имитирующего смерть ублюдка». Так что на время Дин решил заняться своими навыками боевой магии, а уж поближе к каникулам озаботиться поисками врага.
На каникулы план у него был следующий: в Хоге сказать, что собрался домой, а домой отписать, что остаётся в школе. А на занятия такой: забивать на всё, что не пригодится для убийства Волдеморта.
Со вторым планом были проблемы. Преподаватели не были с ним почему-то согласны. И если письменные задания ещё можно было перекатать на скорую руку, то с зельеварением так не получалось. Мало того, что на занятиях приходилось делать много кропотливой работы – а Дин терпеть не мог делать что-либо аккуратно и сосредоточенно – так ещё и преподаватель его почему-то возненавидел.
Кабинет профессора Северуса Кроули находился в одном из подземелий. Тут было холодно — куда холоднее, чем в самом замке — и довольно страшно. Вдоль всех стен стояли стеклянные банки, в которых плавали заспиртованные животные.
Кроули начал занятия с того, что открыл журнал и стал знакомиться с учениками. Дойдя до фамилии Винчестер, он остановился.
— О, да, — негромко произнес он. — Дин Винчестер. Наша новая знаменитость.
Многие захихикали, а Дин впервые столкнулся с тем, что называют оборотной стороной славы. На всякий случай он мысленно записал Кроули в пособники Волдеморта, которого можно будет пытать, чтобы выяснить местонахождение желтоглазого.
- И чего он до меня докопался? – возмущенно спросил Дин, выйдя из кабинета зельевара.
- Он много до кого докапывается, - утешил его Рон.
- А я слышал, что он гей, - вставил свои пять копеек Эш. Он вообще обладал редким талантом знать какие-нибудь мелкие детали того, о чём шёл разговор, независимо от темы.
- На что ты намекаешь? – фыркнул Дин. – Что он запал на меня, что ли?
- Вот оставит тебя после уроков, тогда узнаешь, - заржал Эш.
- Это недостойные сплетни! – воскликнула Гермиона. – Если у вас проблемы с предметом, необязательно выдумывать всякие гадости про преподавателя!
Её вообще никто не спрашивал, но Дин предпочитал с ней не спорить, потому что она была единственной, кто соглашался помогать ему в изучении дополнительных заклинаний. Вообще-то, Лаванда и Парвати тоже были не против, но рассчитывали они явно на что-то не связанное с тренировкой заклинаний, и всё время хихикали, так что от их помощи пришлось отказаться. Теперь они обе смотрели на Гермиону волком.
- Это не сплетни, - возмутился Рон. – Фред и Джордж давно мне говорили. Ему чуть ли каждый день совы приносят розовые конвертики и здоровенные коробки конфет.
- Кроули?! – изумился Дин. Представить что-то розовое в руках этого солидного готишного мужчины было совершенно невозможно.
- И что, - заинтересовался Шеймус, - никто не пытался узнать, кто это? Отследить сову?
- Пытались, - вздохнул Рон. – После одной такой попытки Фреда цапануло проклятием, он до сих пор скрывает, каким. Всё, что они узнали, - что имя таинственного поклонника нашего препода – что-то вроде «Габриэль». Мы не нашли никого с таким именем, так что это, наверное, ошибка.
- Дин, - сурово сказала Гермиона, - мы идём заниматься или ты будешь обсуждать нелепые слухи?
Было очевидно, что через пять минут обсуждать будут именно отношения Дина с Гермионой, но он решил до поры до времени – то есть до смерти Волдеморта – на этом не заморачиваться, и отправился с ней в пустую аудиторию.

Ещё больше, чем зельеварение, Дина бесили только полёты на метле. Получалось у него неплохо, но это только злило его ещё больше – мётлы он считал исключительно женской принадлежностью, квиддич – бабской игрой, а предмет – недостойным настоящего мужчины.
А ещё Сэм не ответил на письмо. Первые пару дней Дин ждал, даже хотел написать второе, но передумал. Он не какая-нибудь там девчонка, чтобы развешивать из-за этого сопли.

***

- Чего? – переспросил Дин. – Магическая дуэль? С Малфоем? В полночь?
Рон уныло кивнул.
- О чём ты думал вообще? У тебя хоть одно заклинание получается нормально?
- Акцио, - несчастным голосом сказал Рон.
Дин хмыкнул. Акцио хорошо получалось у всех, кому лень было встать с кровати и взять что-то руками.
- Как тебе это вообще в голову пришло? – на самом деле Дин сейчас думал о том, что ему не помешало бы вызвать кого-нибудь на магическую дуэль – чтобы проверить и закрепить навыки боевой магии.
- Он оскорбил мою мать.
- Чувак, ну так дал бы ты ему в нос. Ладно, я пойду с тобой.
С ними увязалась ещё и подслушивающая Гермиона, что напрягло Рона, но, в общем, теперь она не могла на них наябедничать, так что пусть себе.
К облегчению Рона, огорчению Дина и неизвестным чувствам Гермионы, Малфой не явился. К ужасу всех троих, явился Филч.
- Чёрт! – зашипел Рон. – Что делать?
- Мы на третьем этаже, - прошептал Дин. – Бежим в закрытый коридор!
Ещё в первый день им объявили, что в один из коридоров третьего этажа запрещено заходить. Дин ещё тогда решил для себя, что зайти надо будет обязательно, да всё никак не выдавалась минутка.
Дверь в коридор открылась простой Алохоморой, Дин с Гермионой отработали это заклинание ещё две недели назад. Там они переждали, пока голос Филча стихнет вдалеке, и Гермиона посветила Люмосом.

***

— Что они себе, интересно, думают? — Рон первым обрел дар речи, да и то уже в гостиной. — Надо же додуматься до такого — держать в школе этого пса. Этой твари явно надо поразмяться, а не сидеть взаперти.

Гермиона тоже пришла в себя, и к ней тут же вернулось плохое настроение.
— А зачем вам глаза, хотела бы я знать? — недовольно поинтересовалась она. — Вы что, не видели, на чем этот пес стоял?
— На полу, — предположил Дин. — Хотя вообще-то я не смотрел на его лапы — с меня вполне хватило голов.
— Нет, он стоял не на полу, а на люке. Дураку понятно, что он там что-то охраняет.
- Я даже знаю, что! – воскликнул Рон. – То, что Хагрид забрал из Гринготтса! То, что пытались украсть!
Дин не сразу даже понял, о чём речь, пока не вспомнил их с Хагридом визит в банк. Действительно, лесник что-то забирал при нём из сейфа, а потом этот же сейф пытались ограбить. Он вспомнил слова Хагрида: «Если хочешь что-нибудь спрятать, то „Гринготтс“ — самое надежное место в мире. Кроме, может быть, Хогвартса».
- Думаешь, там какое-нибудь оружие?
- Оружие? - удивился Рон. – Зачем его прятать? И зачем охранять? Охраняют как раз с помощью оружия – вот типа такой псинки.
- Тогда меня это не волнует, - пожал плечами Дин. – Может, там взаперти томится принцесса, а я лучше пойду спать.

Глава 4. СРАЖЕНИЕ С ТРОЛЛЕМ

Дин не знал, что там думает себе по поводу их отношений Гермиона, но сам даже другом её вряд ли считал. Так что он не стал ни успокаивать её, ни затыкать Рона, когда тот после очередной порции её поучений на заклинаниях буркнул:
— Неудивительно, что ее никто не выносит. Если честно, она — настоящий кошмар.
Его деликатности, впрочем, хватило на то, чтобы промолчать в ответ. Когда же Лаванда и Парвати сообщили, что Гермиона плачет в туалете, он равнодушно пожал плечами. Девчонки всё время плачут.

Дин накладывал себе в тарелку запеченные в мундире картофелины, когда в Большой зал вбежал профессор Квиррелл. Его тюрбан сбился набок, а на лице читался страх.
— Тролль! Тролль… в подземелье… спешил вам сообщить.., - и Квиррелл, потеряв сознание, рухнул на пол.
В зале поднялась суматоха. Старосты спешно эвакуировали детей в спальни. Но Дин не собирался терять возможность продемонстрировать троллю свои навыки боевой магии, и бочком стал отодвигаться от толпы.
- Ты это куда? – некстати заметил его манёвр Рон.
- Я только что вспомнил: Гермиона! – придумал Дин.

— А что Гермиона? — не понял Рон.
— Она не знает про тролля.
Рон прикусил губу.
— Ладно, — отрывисто произнес он через несколько секунд, которые, судя по всему, понадобились ему на то, чтобы призвать на помощь все свое мужество. — Но если Перси нас заметит…
Они направились в сторону подземелий, чуть не попавшись профессору Кроули, который почему-то шёл в сторону запретного коридора, а вовсе не вниз. Но запах тролля настиг их на втором этаже.
Вслед за запахом появился звук — низкий рев и шарканье гигантских подошв. Рон указал рукой в конец коридора — оттуда что-то огромное двигалось в их направлении. Они отпрянули в тень, наблюдая, как ЭТО выходит на освещенный луной отрезок коридора.

Это было нечто ужасное: примерно четырех метров ростом, с тусклой гранитно-серой кожей, бугристым телом, напоминающим валун, и крошечной лысой головой, больше похожей на кокосовый орех. У тролля были короткие ноги толщиной с дерево и плоские мозолистые ступни. Руки у него были намного длиннее ног, и потому гигантская дубина, которую тролль держал в руке, волочилась за ним по полу.
Может быть, это была троллиха – по крайней мере, она направилась в женский туалет. Оттуда сразу же донесся отчаянный вопль ужаса.
- Гермиона! – воскликнул Рон. Оба мальчика побежали за троллем.
Гермиона Грэйнджер стояла у стены прямо напротив двери. Она вся сжалась, словно пыталась, подобно привидению, просочиться сквозь стену. Вид у нее был такой, словно она сейчас потеряет сознание. Тролль приближался к ней, размахивая дубиной и сбивая со стен прикрепленные к ним раковины.
Дин приказал себе успокоиться. Пока они спускались, он уже перебирал подходящие заклинания.
- Ступефай! – выкрикнул он. Тролль даже не почесался. Пожалуй, школьные заклинания были для него недостаточно сильны.
- Вердимилус! – молния шарахнула по образине, но вреда ему не причинила. Зато отвлекла его внимание от Гермионы. Тролль неуклюже развернулся, чтобы посмотреть, кто произвел такой шум. Его маленькие злые глаза уткнулись в Дина. Тролль заколебался, решая, на кого ему напасть, а потом шагнул к Дину, поднимая свою дубину.
- Инкарцеро! – заорал Дин. Бежать ему было некуда.
— Эй, пустая башка! — заорал Рон, успевший добежать до угла туалетной комнаты, и швырнул в тролля куском металлической трубы.
Кажется, тролль даже не обратил внимания на то, что кусок железа ударил его в плечо. Зато он услышал крик и снова остановился, поворачивая свою уродливую физиономию к Рону.
- Пуллюс, - ляпнул Дин уж совсем глупость. Ясно ведь уже было, что заклинания отскакивают от тролля, как от стенки горох.
Рон выхватил свою волшебную палочку, совершенно не представляя, что собирается делать, и выкрикнул первое, что пришло в голову:
— Вингардиум Левиоса!
Внезапно дубина вырвалась из руки тролля, поднялась в воздух и зависла на мгновение, потом медленно перевернулась и с ужасным треском обрушилась на голову своего владельца. Тролль зашатался и упал на пол с такой силой, что стены комнаты задрожали.

***

Дин был очень зол. Просто очень. Он неделями разучивал боевые заклинания, тренировал их – и вот, в решающей ситуации все его знания оказываются неспособными помочь, а Рон, у которого-то и Акцио выходит через раз, побеждает тролля заклинанием, разученным за час до этого на уроке!
Пожалуй, планы по убийству Волдеморта стоило немного отсрочить. До летних каникул.

- Ну ты даёшь! – рядом с ним плюхнулся Рон. – Столько заклинаний в него выпалил!
- Ага, и все без толку, - хмуро буркнул Дин.
- Я думаю, ты его ослабил, - дипломатично предположил Рон. – И вообще, ты был такой собранный, решительный!
Дин хмыкнул.
- Я вообще впал в ступор, - продолжил Рон. – Выдал первое, что в голову пришло. А ты крут! Всё-таки вы с Гермионой действительно заклинаниями занимаетесь.
- А чем ещё? – подозрительно поинтересовался Дин.
- Вот уж не знаю. Во всяком случае, она вроде как вообще ни одного заклинания не применила. Ладно, пойду напишу маме.

Тот факт, что Гермиона на самом деле действовала куда хуже Дина при сходном уровне знаний, успокоил Дина. Да ещё и его назвали образцом собранности и решительности. Что ж, первый блин комом. К лету он таких троллей будет разбрасывать голыми руками.

Дин подумал немного, взял пергамент и написал:

Здорово, Сэмми. Меня только что чуть не убил тролль. В женском туалете.

***

Ха.
Привет, Дин. Рад, что ты мне сообщил.

***

Вообще-то, это ты тот, кто не отвечал на письма.

***

На одно письмо.
И что мне было писать? Что у нас на завтрак овсянка? Что мы проходим дроби?

***

Честно говоря, у нас на завтрак тоже обычно овсянка. То, что я тебе описывал, выдают только на банкетах по особо торжественным случаям первый с того дня повод был вчера – и нас обломал тролль. Он объявился как раз в разгар ужина.

***

ХА ХА ХА

***

Ну, у Элен, матери моего соседа по комнате Рона, свой бар. Он сказал ей, что я люблю пироги – хотя он и сам хорош их трескать – и она теперь регулярно нам высылает. Я с ней познакомился на вокзале. Она мне помогла найти платформу.
Как там дроби?

***

Надоели.

****

Это колдография нашего курса. Честно говоря, я кроме наших, гриффиндорских, почти никого не знаю. Слева от меня (надеюсь, меня ты нашёл) Рон (это он похерил тролля, хотя по нему и не скажешь) и Шеймус, справа Гермиона (заучка похлеще тебя, а это о чём-то говорит), Лаванда, Эш и Невилл. Ещё одна наша, Парвати – одна из этих азиатских двойняшек, не знаю, которая.
Прикинь, они тут поголовно летают на мётлах. Как девчонки.
А ещё у нас в школе живёт милая трёхголовая собачка размером с твою комнату. Правда, об этом я вроде как не должен знать.

***

Мне тоже тебя не хватает.

***

Дин фыркнул. Опять Саманта развела сентиментальщину. Ладно, он собирался написать брату хорошее, подробное письмо, рассказывающее обо всех уроках, событиях и забавных штуках. В гостиной было слишком шумно, и он направился в библиотеку, заодно взяв там свой любимый «Справочник по боевой магии для чайников».
Когда он рисовал на полях письма Кроули, кто-то дотронулся до его плеча. Дин мгновенно прикрыл рисунок рукой и обернулся. К счастью, это был не профессор зельеварения, а мальчик из Равенкло, кажется, Новак.
- Извини, - сказал мальчик. – Ты пока не читаешь Справочник? Могу я его одолжить на пару минут?
- Конечно, - кивнул Дин.
Мальчик неуверенно улыбнулся, взял книгу и зачем-то ушёл с ней за стеллажи. Он вернулся очень быстро, Дин как раз пририсовывал Кроули нос крючком (всё равно получилось непохоже, хуже всяко не будет).
- Спасибо, - сказал Новак.
- Уже? – удивился Дин. – Что ты с ним делал, подложил на стул, чтобы залезть на верхнюю полку?
- Нет.
Кажется, больше он ничего не собирался говорить.
- Ладно, - Дин пожал плечами и забрал Справочник. – Интересуешься боевой магией?
Если бы ответ был положительным, пожалуй, равенкловец мог бы ему пригодиться – как замена Гермионе. Та уже порядком надоела Дину – нападала однообразно, зацикливалась на скучных мелочах, выступала против применения некоторых заклинаний на практике и, главное, была девчонкой, а разве девчонку можно воспринимать всерьёз как и боевого мага?
- Нет, - ответил Новак. Дин разочарованно вздохнул. – Я интересуюсь магией вообще. В смысле, теорией магии, составлением заклинаний, особенностями их применения. Я слышал, кто-то применил против тролля Вердимилус, и решил уточнить кое-что об этом заклинании.
- Это я применил, - Дин не очень понял, чем там интересуется Новак, но вроде бы спарринг-партнёр из него мог выйти неплохой, и, кажется, он с удовольствием занялся бы раскапыванием новых заклинаний – а Гермиона в упор не желала идти против графика и изучать интересненькое, если оно опережало её программу.
- Да, я знаю.
- И ты успел «уточнить кое-что» за двадцать секунд?
- Нет, я,.. – мальчик замялся. – Я…
- Я никому не расскажу, - быстро сказал Дин. – Но надеюсь, ты не вырвал нужную страницу.
- Из здешних книг нельзя вырвать страницу, - серьёзно сказал Новак. Он наклонился ближе. – Я, в общем… только не смейся, ладно?
- Не буду, говори уже, - Дин немного отстранился. Кажется, парень понятия не имеет о личном пространстве.
- Я недавно изобрёл одно заклинание, оно позволяет быстро скопировать текст, - Новак достал из кармана пергамент, на нём была статья из Справочника о заклинании Вердимилус.
- Ого, - восхитился Дин. – И что, эссе тоже можно так накатать?
- Я пока не придумал, как сделать так, чтобы текст копировался не печатными буквами, - покачал головой равенкловец. – Мне бы попасть в Запретную секцию… но первокурсников туда вообще не пускают.
Но Дин всё равно был в восхищении. Определённо, это Новак – то, что ему нужно! Он открыл было рот, чтобы предложить парню позаниматься вместе, но тут в библиотеку вошёл другой равенкловец.
- Кастиэль! – позвал он.
Точно, его ведь зовут Кастиэль. Странные имена у этих магов.
Новак сразу направился к вошедшему:
- Бальтазар! Твоя отработка уже закончилась?
- Типа того, - равенкловцы продолжили свой разговор за пределами библиотеки.
Дин пожал плечами. Ладно, он выловит этого Кастиэля как-нибудь в другой раз.
И что это за Запретная секция?

Глава 5. ЗЕРКАЛО ЕИНАЛЕЖ

Приближалось Рождество. В середине декабря, проснувшись поутру, все обнаружили, что замок укрыт толстым слоем снега, а огромное озеро замерзло. Письма от Сэма теперь приходили регулярно, а вот с Новаком Дин так и не поговорил – тот всё время был с этим Бальтазаром, который Дину почему-то очень не нравился. Кажется, он тоже ему не нравился, но, может, это Дину просто казалось.
Рон с Гермионой были одержимы стремлением узнать, что охраняет трёхголовая собака – да ещё и Хагрид недавно упомянул, что это как-то связано с Николасом Фламелем – и собирались на каникулы остаться в Хогвартсе. Дин поначалу собирался домой, он здорово соскучился по брату, но оказалось, что Дурсли едут встречать Рождество в Германию и, конечно, Дина нет в списке приглашённых. Он знал, что Сэмми пытался сделать всё, что мог, чтобы встретить праздник с братом, но всё равно был раздосадован.
Ладно, дополнительное время для занятий. И, может, Кастиэль останется на каникулы в школе, а его друг уедет?
— Поверить не могу, что кто-то останется в школе на рождественские каникулы, потому что дома их никто не ждет, — громко произнесла Мэг Мастерс на одном из занятий по зельеварению. — Бедные ребята, мне их жаль…
Кажется, слизеринцам просто доставляло удовольствие всех бесить. Но в школе действительно почти никого не осталось. Дин и Рон остались вдвоём в спальне, да и в Общей гостиной было куда меньше народа, чем во время учебы. Поэтому они придвигали кресла как можно ближе к камину и сидели там часами, нанизывая на длинную металлическую вилку принесенные из Большого зала кусочки хлеба, лепешки и кругляши зефира, поджаривая их на открытом огне и с аппетитом поедая. Разумеется, они ни на секунду не умолкали даже с набитым ртом — ведь им было о чем поговорить. Еще они играли в волшебные шахматы, которым Рон начал обучать Дина – Дин сразу понял, что подарит Сэму на Рождество, хотя до этого собирался подарить ему гору шоколадных лягушек. Рон заверил его, что шахматы будут слушаться даже неволшебника, если их сначала настроить.

Проснувшись рождественским утром, Дин первым делом заметил свертки и коробочки у своей кровати.
- Ого, - сказал он. – Я рассчитывал всего на два-три. Ты только посмотри — это же подарки!
— А я-то думал, что это тыквы, — пошутил Рон, свешиваясь со своей кровати. Подарков около нее стояло больше, чем у Дина.
Дин распаковал флейту от Хагрида, открыточку от тёти с дядей, свитер и сладости от Элен Харвелл, открытку от Джо Харвелл (мало того, что он сам ей ничего не отправил, так ещё и не мог толком вспомнить, как она выглядит), большую коробку «шоколадных лягушек» от Гермионы (а ведь намекал же ей, что хочет новую книгу по боевой магии!), книгу о квиддиче от Рона (тот не оставлял надежд приобщить Дина к девчачьей игре – пришлось вежливо поблагодарить; ничего, в следующий раз получит от Дина набор по вышиванию бисером), пачку комиксов (Дин уже успел забыть, что это такое) и канцелярские товары (Дин неоднократно выражал в письмах ненависть к перьям и пергаменту) от Сэмми. Ещё два подарка были не подписаны, и Дин не представлял, кто ещё мог захотеть его одарить.
В первом из них была, как выяснилось, мантия-невидимка. Мальчики пришли в восторг – даже Рон сомневался, что такие на самом деле существуют, а Дин и вовсе о таких не слыхал. При ней была записка:

Незадолго до своей смерти твой отец оставил эту вещь мне.
Пришло время вернуть ее его сыну.
Используй ее с умом.
Желаю тебе очень счастливого Рождества.

Отцу!
Дин бережно прижал к себе эту вещь. Даже если бы это была старая газета, он был бы чертовски признателен человеку, подарившему ему её.
- Открывай следующий! – нетерпеливо сказал Рон. Кажется, он рассчитывал увидеть там сапоги-скороходы или что-нибудь типа того.
Там была книга. Шикарная книга по боевой магии в чёрном кожаном переплёте. Дин раскрыл оглавление – почти все названия параграфов были для него чем-то ещё неизученным!
Какого чёрта люди, присылающие самые классные подарки, не подписываются?
- Чувак, - дрогнувшим голосом сказал Дин. – Это самое очешуенное Рождество в моей жизни.

***

С умом или без, Дин собирался использовать мантию как можно скорее. Он надел её, как только Рон заснул. В этой мантии он мог обойти всю школу, заглянуть в любое помещение. О каком сне могла идти речь, когда его переполняло возбуждение? Ведь в этой мантии он мог пойти куда угодно, и ему не страшен был никакой Филч.
Вдруг он остановился, не понимая, куда, собственно, он направляется. Сердце его громко стучало, а в голове толкались переполнявшие ее мысли. Наконец его осенило. Запретная секция библиотеки — вот куда ему было надо. Он сможет листать книги столько, сколько ему захочется, любые. А потом можно будет, как бы невзначай, рассказать об этом Кастиэлю. Тогда тот не убежит посреди разговора.

Стоило догадаться, что всё будет не так просто. Но Дин и предположить не мог, что книга станет орать. Он так стремился убежать подальше от библиотеки, что не обращал внимания на то, куда именно бежит. И сейчас он не мог понять, где находится, — возможно, потому, что вокруг стояла кромешная тьма.
- Алохомора, - скомандовал он первой попавшейся двери и проскользнул в освещённую лунным светом комнату. Она была похожа на класс, которым давно не пользовались. У стен громоздились поставленные одна на другую парты, посреди комнаты лежала перевернутая корзина для бумаг. А вот к противоположной стене был прислонен предмет выглядевший абсолютно чужеродным в этой комнате. Казалось, его поставили сюда просто для того, чтобы он не мешался в другом месте.
Это было красивое зеркало, высотой до потолка, в золотой раме, украшенной орнаментом. Зеркало стояло на подставках, похожих на две ноги с впившимися в пол длинными когтями. На верхней части рамы была выгравирована непонятная надпись.
Дин медленно направился к зеркалу, желая заглянуть в него и убедиться, что он невидим. Ему пришлось зажать себе рот, чтобы сдержать рвущийся из него крик. Он резко отвернулся от зеркала. Его сердце стучало в груди куда яростней, чем когда закричала лежавшая на его колене книга, потому что он увидел в зеркале не только самого себя, что само по себе было невозможно, но и ещё двоих людей, стоявших за ним.
Однако комната была пуста. И Дин, все еще тяжело дыша, медленно повернулся обратно к зеркалу.
Перед ним было отражение Дина Винчестера, бледное и испуганное, а за ним стояли отражения мужчины и женщины. Дин снова обернулся — разумеется, позади него никого не было. Или, может, они тоже были невидимы? Может, это была комната, населенная невидимками, а хитрость зеркала в том и состояла, что в нем отражались все, неважно, видимы они или нет?
Дин снова заглянул в зеркало. Женщина улыбалась ему и махала рукой. Дин опять отвернулся и вытянул руку. Если бы женщина действительно стояла позади него, он бы коснулся ее, ведь их отражения были совсем рядом, но его рука нащупала лишь воздух. А значит, она существовала только в зеркале.
Женщина была очень красива. Вдруг Дин заметил, что она плачет. Улыбается и одновременно плачет. Стоявший рядом с ней высокий черноволосый мужчина обнял ее, словно подбадривая. Глаза у него были зелёные, совсем как у Дина. Дин стоял так близко к зеркалу, что почти касался носом своего отражения. Черты лиц мужчины и женщины были смутно ему знакомы, будто он уже видел. В обычном зеркале.
— Мама? — прошептал он, внезапно все поняв. — Папа?
Мужчина и женщина молча смотрели на него и улыбались. Дин жадно смотрел на них, прижавшись к стеклу, опершись на него ладонями, словно надеясь, что провалится сквозь него и окажется рядом с ними. Его переполнило очень странное, неиспытанное доселе чувство — радость, смешанная с ужасной грустью.
Он не знал, сколько времени простоял у зеркала. Люди в зеркале не исчезали, а он смотрел и смотрел на них, пока не услышал приведший его в чувство отдаленный шум. Дин не мог рисковать — ему нельзя было больше здесь оставаться, ему надо было вернуться в спальню, чтобы на следующий день иметь возможность прийти сюда снова. Он просто не имел права рисковать — на кону стояли не штрафные очки, не его пребывание в школе, но его новые и новые встречи с родителями.
— Я вернусь, — прошептал он и, с усилием оторвавшись от зеркала, поспешно вышел из комнаты.

***

Весь следующий день Дин был необычно задумчив, и Рон не мог добиться от него никаких объяснений.
Он не знал, как ему относиться к зеркалу. С одной стороны, это была связь с родителями. С другой стороны, это была какая-то сверхъестественная хрень.
Вспомнив о новой книге – какого чёрта он вообще о ней забыл? – Дин открыл в ней статью о зеркалах. Статья была обширнейшая, Дину бы и в голову не пришло, что существует столько магических зеркал и что все их можно применять в боевой магии. Книгу вообще стоило бы назвать «Как применить любой магический артефакт и любое, самое безобидное заклинание или зелье в бою».
О зеркалах, показывающих умерших родственников, ничего не было, и Дин стал вчитываться внимательнее.
Ритуалы, проклятия, заговоры, наведение порчи…

Зеркало Еиналеж. Существование не доказано.
Сущность. Показывает самые сокровенные, самые отчаянные желания.
Опасность. Не дает ни знаний, ни правды. Многие люди, стоя перед зеркалом, ломали свою жизнь. Одни из-за того, что были зачарованы увиденным. Другие сходили с ума оттого, что не могли понять, сбудется ли то, что предсказало им зеркало, гарантировано им это будущее или оно просто возможно.

Дин резко захлопнул книгу.
- Эй, Рон, - позвал он. Тот с готовностью поднял голову от шахмат. – Я похож на сумасшедшего?
- Вполне, - фыркнул тот.
Чёрт, от этого зеркала пахло чёрной магией.

Дин всё же вернулся к зеркалу – на всякий случай, вдруг оно испепеляет тех, кто обещал что-то и не выполнил? Несколько часов он не мог заставить себя уйти, потом едва сдержался, чтобы не двинуть по артефакту кулаком. Непонятные вещи всегда выводили его из себя.
Ещё две ночи он держался. На третью всё же вернулся, добежав до комнаты чуть не бегом.
Зеркала в комнате не было.


Глава 6. ПРЫЖОК В ЛЮК

Пока Дин изучал подаренную книгу и совершенствовал навыки – до лета оставалось уже совсем немного – Рон, Эш и Гермиона всё пытались выяснить что-нибудь о сокровище, скрываемом на третьем этаже. По их версии, там хранился философский камень – видимо, другие достижения Фламеля их не впечатлили. А ещё они были уверены, что его (камень) пытается похитить Кроули. Вот в это Дин был только рад поверить – он с готовностью обвинил бы профессора зельеварения вообще в чём угодно. Но от всех попыток троицы уговорить его что-то предпринять он отмахивался. Лето приближалось, совсем скоро ему предстояло убить желтоглазого маньяка.
Поэтому, когда Рон и Эш ворвались в класс, где они с Гермионой тренировали Щитовые чары перед сном, и стали кричать, что Кроули зашёл в запретный коридор, он от них только отмахнулся.
- Вы уже один раз это говорили, а потом мы наткнулись на него в Большом зале. Хорошо, что ещё не успели добраться до монстра, - сварливо сказал он. – Мы тут вообще-то заняты делом.
Но Гермиона отнеслась к этому серьёзно, и Эш настаивал:
- Мы случайно проходили мимо! И тут смотрим – фигура в чёрном плаще, направляется в тот коридор! А ведь уже почти отбой! Он оглянулся по сторонам, но мы спрятались за доспехи! Он вошёл В ТУ САМУЮ ДВЕРЬ! Мы подошли поближе и прислушались: оттуда доносилась музыка!
- Музыка? – фыркнул Дин. – Ну так ему захотелось поиграть на арфе, чтобы никто не слышал. Гей всё-таки.
- Это действительно была арфа, - Рон подозрительно посмотрел на него.
- Дин! – воскликнула Гермиона. – Ты же помнишь, что сказал Хагрид!
- Что он любит пряники?
- Что Пушок засыпает под музыку!
- Какой ещё Пушок?!
- Да тот пёс, который охраняет люк! – Гермиона возбуждённо замахала руками. – Дин, пожалуйста, ты должен пойти с нами! Без тебя нам не справиться!
Все трое умоляюще смотрели на него. Чувствовать себя нужным было здоровски приятно.
- Ладно, - сказал он, - но, если тревога ложная, с каждого по бутылке сливочного пива.
- Дин, - строго сказала Гермиона, - тебе ещё рано пить сливочное пиво.
- А с тебя пять бутылок, - безапелляционно сказал Дин.
Рон и Эш зашикали на Гермиону, и та кивнула.
- Что мы вообще собираемся делать? – поинтересовался Дин.
- Вообще-то мы думали, ты нам скажешь.
«Очешуеть, - подумал Дин. – Я, значит, лидер. Может, приказать им пойти держать вахту на Астрономической башне?»

***

Собачку, дьявольские силки и крылатые ключи они прошли без потерь. На этапе шахмат Рон пострадал, и Эш остался с ним, чтобы помочь вернуться. Вообще-то, остаться хотел Дин, но ему строго велели идти до конца. Вот и будь после этого лидером.
- Почему мы просто не сообщили учителям? – ныл он.
- Нам бы никто не поверил, - заявила Гермиона, бодро протаскивая его мимо поверженного тролля. – И слишком много пришлось бы объяснять.
- Я слишком крут, - пробурчал себе под нос Дин. – От этого все мои проблемы.
Гермиона тоже нашла предлог вернуться назад – видите ли, комната с зельями пропустит вперёд лишь одного.
- Но ведь Кроули уже прошёл её, - возразил Дин. – А теперь пройду я. Значит, через какое-то время она восстановится и тебя пропустит тоже.
- Конечно-конечно, - сказала Гермиона, мягко подталкивая его к дверям. – Двигай давай. Ты же Избранный.

***

А затем он оказался в следующем зале. Последнем зале.
Однако тут уже кто-то был. И это был не Кроули. Это был тот, кого Дин меньше всего рассчитывал здесь увидеть.
Посреди комнаты стоял профессор Квиррелл. А ещё в комнате было чёртово зеркало Еиналеж.
- Здравствуйте, - вежливо сказал Дин. – Я случайно сюда попал.
- А я все гадал, встречу ли здесь тебя, Винчестер, - сказал профессор, чем ещё больше удивил Дина. С чего бы кому-то здесь его ждать?
Эш, Рон и Гермиона!
- Вы что, заставили их затащить меня сюда? – осенило его.
- Кого? – не понял Квиррелл. – Кто ещё здесь?
- Уже никого, - буркнул Дин. – Я тоже пойду, пожалуй.
Квиррелл щелкнул пальцами. Появившиеся из пустоты веревки впились в Дина, крепко связывая его.
— Ты слишком любопытен, чтобы оставлять тебя в живых, Винчестер, — пояснил Квиррелл. — Кто шатался по школе в Хэллоуин? Я чуть не столкнулся с тобой, когда хотел посмотреть, кто охраняет камень.
— Так это вы впустили тролля? — со все возрастающим недоумением спросил Дин. Впрочем, что тут непонятного? Бедолаге Квирреллу явно по жизни не везло, и он решил разжиться маленько золотишком. Может, пообещать молчать, если его возьмут в долю?
— Ну конечно. — Квиррелл, кажется, был удивлен тем, что Дин никак не может понять, что происходит. — Я наделен особым даром управляться с троллями. Видел, как я обошелся с тем, мимо которого ты прошел по пути сюда? К сожалению, пока все преподаватели искали тролля, Кроули, который уже подозревал меня, пошел прямо на третий этаж, чтобы меня перехватить.
Дин открыл рот, чтобы задать очередной вопрос, но Квиррелл предостерегающе поднял руку.
— Постой спокойно, Винчестер, мне надо исследовать это любопытное зеркало. В этом зеркале кроется ключ к камню, — пробормотал Квиррелл, постукивая пальцами по раме. — Следовало догадаться, что Дамблдор придумает что-нибудь в этом духе… Я вижу камень, — прошептал он. — Я собираюсь преподнести его моему повелителю… Но где же этот камень?
Дин пытался ослабить стягивающие его веревки, но они не поддавались. Главное, что Квиррелл полностью сосредоточился на зеркале и не смотрел на него. Дин мучительно пытался припомнить что-нибудь полезное из боевой магии, но для всего, что он изучил, нужны были свободные руки. Невербальной магии он внимания не уделял. «А зря, - решил он. – Обязательно займусь на досуге».
- А кто Ваш повелитель? – поинтересовался Дин.
Квиррелл снова изумился.
— Он всегда со мной, где бы я ни был, — мягко заговорил он. — Я встретил его, когда путешествовал по миру. Я был молод, глуп и полон нелепых представлений о добре и зле. Лорд Волдеморт показал мне, как сильно я заблуждался. Добра и зла не существует — есть только сила, есть только власть, и есть те, кто слишком слаб, чтобы стремиться к ней… С тех пор я служу ему верой и правдой, хотя, к сожалению, я не раз подводил его. Ему приходилось быть со мной суровым…- Квиррелл внезапно поежился. — Он не склонен прощать ошибки. Когда мне не удалось украсть камень из «Гринготтса», он был очень мной недоволен. Он наказал меня… Он решил, что должен пристальнее следить за мной и постоянно контролировать меня… - Квиррелл негромко пробормотал какое-то ругательство. — Я не могу понять, — прошептал он. — Может, этот камень находится внутри зеркала? Может быть, я должен его разбить?
Дин слушал с открытым ртом. Он всё раздумывал, как ему найти Волдеморта, а тот уже раз двести находился с ним в одной комнате! Только бы освободиться от верёвок!
Он попробовал сдвинуться с места, но веревки крепко держали его — он пошатнулся и упал. Квиррелл не обратил на это никакого внимания. Он все еще разговаривал сам с собой.
— Что делает это зеркало? Что оно показывает? Помогите мне, мой господин!
В комнате раздался незнакомый Дину голос. Казалось, что голос этот исходит из самого Квиррелла.
— Используй мальчишку… Используй мальчишку…
Квиррелл повернулся к Дину.
— Так, Винчестер, иди-ка сюда.
Профессор хлопнул в ладоши, и веревки упали на пол. Дин медленно поднялся на ноги.
— Иди сюда, — поторопил Квиррелл. — Загляни в зеркало и скажи мне, что ты видишь.
Дин сделал вид, что направляется к зеркалу, резко выхватил палочку и выкрикнул:
- Петрификус Тоталус!
Квиррелл дёрнулся в сторону. Мышцы Дина немного затекли после верёвок, и профессор смог увернуться, но упал на пол. Тюрбан упал с его головы, Дин увидел его затылок и замер с уже занесённой для следующего проклятия палочкой.
Там, где должен был находиться затылок Квиррелла, было лицо, самое страшное лицо, которое Дин когда-либо видел. Оно было мертвенно-белым, вместо ноздрей — узкие щели, как у змеи. Но страшнее всего были глаза — ярко-жёлтые и свирепые.
— Дин Винчестер, — прошептало лицо.
Волдеморт явно собирался толкнуть речь, но Дина она не интересовала.
- Круцио! – завопил он. – Круцио!
Квиррелл завопил от боли, но желтоглазый никаких эмоций не выразил. Он прикрыл глаза, и Квиррелл перестал кричать. Видимо, у Волдеморта были свои рычаги воздействия.
- Экспеллиармус! – крикнул профессор.
Палочка вылетела из рук Дина, но он и без неё был не лыком шит и мгновенно кинулся на Квиррелла, выбив палочки ногой – обе отлетели к стене – и толкнув его на пол. Они оба покатились по полу, причём Дин старался покрепче приложить противника затылком. Физической силы в профессоре было негусто. Но ни с того ни с сего у Дина резко заболела голова, он ослабил хватку. Квиррелл, однако, не спешил воспользоваться преимуществом.
— Повелитель, - вопил он, - я не могу держать его — мои руки, мои руки!
Квиррелл с ужасом уставился на свои ладони. Они покраснели и выглядели сильно обожженными. Казалось, что с них слезла кожа.
Дин, морщась от боли, врезал профессору коленом в бок и кулаком в нос, и ещё раз приложил затылком о пол. Лицо Квиррелла тоже будто бы стало облазить, и Дин понял, что каждый раз, дотрагиваясь до него, Квиррелл испытывал жуткую боль. Впрочем, Дину и самому было несладко, от боли он почти ослеп. Дин ощутил, как Квиррелл выкручивается из его захвата. Он понял, что все кончено, и провалился в темноту. Он летел все ниже, и ниже, и ниже…


Глава 7. МАЛЬЧИК КОТОРЫЙ СНОВА ВЫЖИЛ

Дин резко выдохнул и сел на кровати. Кровати? Он растерянно осмотрелся. Он, кажется, находился в школьном лазарете, а рядом был Кастиэль.
- Кастиэль? – неуверенно спросил Дин. – Какого здесь происходит?
- Ты очнулся, – обрадованно сказал Новак. – Я позову мадам Помфри!
- Не-не-не, - Дин ухватил равенкловца за рукав. – Что происходит здесь? Почему я тут нахожусь? И ты здесь почему?
- На самом деле я просто зашёл на минутку, - начал Кастиэль с последнего вопроса. – Просто взглянуть, как ты. Я заглядывал вчера и позавчера…
- Вчера и позавчера? Сколько я здесь?
- Три дня.
- Ну очешуеть! А что со мной? Галлюцинации? – со слабой надеждой поинтересовался Дин.
- Тебя задело проклятием, которое лежало на профессоре Квиррелле, и…
- Проклятием?
- Ты не знал, что он был проклят? Тогда почему ты пошёл с ним? Он заставил тебя?
- Так, Кастиэль, давай по порядку! С самого начала!
- Три дня назад тебя и тело профессора Квиррелла нашли…
- Тело? Он что, мёртв?
Кастиэль кивнул.
- Установили, что на нём лежало опасное проклятие. Наверное, подхватил где-то в Албании. Видимо, он знал об этом и поэтому решил украсть философский камень.
- Философский камень? – Дин уже немного устал удивляться и переспрашивать.
- Да, он хранился в коридоре, куда нам запрещено было ходить в этом году. Ну, в том, куда Квиррелл отвёл тебя. Или ты был без сознания и он?..
- Дальше, - потребовал Дин. – Что с камнем?
- Его уничтожили. Квиррелл не смог его достать, точнее, не успел, проклятие подкосило его прямо там и задело тебя. А зачем ты был ему нужен, Дин? Он не сказал?
Дин нетерпеливо отмахнулся рукой. Значит, о Волдеморте преподаватели не знают. И не узнают. Всё можно валить на Квиррелла, он уже никому ничего не расскажет.
Дин не знал, почему не хотел рассказывать взрослым о разгуливающем по телам тёмном маге – он просто чувствовал, что сам должен отомстить за смерть родителей. Правда, судя по новым обстоятельствам, это будет сложнее, чем он думал.
Ну что ж, всего-то, перелопатить пару новых книг, разучить пару новых ритуалов. Этим летом Дин сделает своё дело.
- Я пойду, - нерешительно сказал Кастиэль. – И позову мадам Помфри.
Дин рассеянно кивнул ему, думая о своём. Но сосредоточиться на планах по изничтожению злодея ему не дали Эш, Рон и Гермиона.
— Дин! — завопила Гермиона, кидаясь к нему. Дину показалось, что сейчас она заключит его в объятия, и обрадовался, когда она этого не сделала. Голова его по-прежнему раскалывалась, и от объятий ему стало бы только хуже.
— О, Дин, мы были уверены, что ты… — Гермиона осеклась, не договорив.
— Вся школа говорит о том, что случилось, — сообщил Рон. — А что там произошло на самом деле?
- Не знаю, - сказал Дин. – Он сразу кинул в меня заклятием, когда я очнулся, лежал в больнице. Вы ведь никому не сказали, что я пошёл туда по доброй воле? Потому что я собираюсь утверждать, что он заставил меня пойти с ним.
- Мы ничего никому не говорили! – заверила его Гермиона. – Вообще-то, мы собирались… Когда ты не объявился через пару часов… И пошли в учительскую…
- И угадай, кого мы там увидели! – воскликнул Эш. – Кроули собственной персоной! Ну, тут мы поняли, что ошибались и должны тебе пива. И пошли спать.
- Я так понимаю, что своё пиво не получу? – нахмурился Дин.
- Извини, друг, - хохотнул Эш.

***

Перед отъездом домой Дина ждало два сюрприза – как водится, хороший и плохой. То есть приятный и неприятный. Прекрасный и ужасный.
Приятным сюрпризом был подарок от Хагрида – альбом с колдографиями его родителей. Они улыбались сыну, махали и выглядели совершенно счастливыми. Дин просмотрел его по меньшей мере двести раз и рассматривал бы дальше, если бы однокурсники не утащили его на банкет по поводу окончания учебного года.
Там он и узнал кошмарную новость. На каникулах запрещено применять магию!
— А я-то надеялся, что они хоть раз забудут раздать нам эти бумажки, — грустно заметил Фред Харвелл.
- То есть как,- растерялся Дин, - вообще нельзя?
Вот тебе и летняя кампания по избавлению мира от желтоглазого маньяка.
- А что будет, если всё-таки нарушить правило? – с надеждой спросил он.
- О, всего-то исключат из школы и сломают палочку, - сказал Фред. – Даже уши не надерут.
Проклятье! Планы снова переносились!
— Ты должен приехать и пожить у нас этим летом, — сказал ему Рон. — И ты, Гермиона, тоже. Я пошлю вам сову.
- Да, конечно, - рассеянно ответил Дин. Он никуда не собирался ехать. Раз уж его ожидают три месяца без магии, он хотя бы получит кучу знаний. Проклятье. Опять чёртовы книги.
Они возвращались в мир маглов в ужасной суматохе и толчее.
— Пока, Дин! — раздалось несколько голосов.
— До встречи, Винчестер! — прокричали еще несколько человек.
— Ты по-прежнему знаменит и популярен, — ухмыльнулся Рон.
— А то, — хмыкнул Дин.
Он, Рон и Гермиона вместе прошли через стену. Дин приподнялся на цыпочки, чтобы разглядеть в толпе встречающих Сэма. Тот обещал его встретить.
— Вот он, мам, смотри!
Это был голос Джо Харвелл, младшей сестры Рона, но показывала она вовсе не на брата.
— Дин Винчестер! — пропищала Джо. — Смотри, мам! Я его вижу.
— Потише, Джо, — одернула ее мать. — Не надо показывать пальцем, это некрасиво.
Миссис Харвелл улыбнулась им.
— Нелегкий выдался год?
— В общем, да, — признался Дин. — Большое вам спасибо за свитер и пироги, миссис Харвелл.
— О, не стоит благодарности, мой дорогой, — откликнулась она. – И зови меня Элен.
- Дин! - раздался знакомый голос.
- Малыш Сэмми! – радостно крикнул Дин, махая на прощание школьным друзьям.
— Надеюсь, что у тебя… что у тебя будут веселые каникулы! – закричала ему вслед Гермиона.
— О, не сомневайтесь! — воскликнул Дин. – Так, Сэмми, я не понял! Пока меня не было, ты что, решил, что можешь обойтись без физкультуры? Ты похож на девчонку больше, чем когда-либо!

@темы: сверхъестественное, фанфик

URL
Комментарии
2012-05-29 в 11:22 

Фрэнки Уэй
оладушки внутри вас, ага
Очень понравилось:vo:
А продолжение будет?!:nechto:

2012-05-29 в 13:56 

~Синий Волк~
-Вот поэтому, - простонала травница, - я и не пошла в маги-практики! Только вы в ситуации "хуже не бывает" способны жизнерадостно заверить, что очень даже бывает и, более того, сейчас будет! Да еще со вкусом объяснить, как именно!
Требую продолжение банкета:wine:

2012-05-29 в 21:26 

Марлюшка
Когнитивный динокас
НяшныЙ ПсиХ, как скажете)) спасибо:bcat:

Ренга, харашоооо ^_^

URL
2012-05-30 в 21:25 

ХитроЖопый Катце
Встретились как то раз Шульдих и Лина Инверс... Так на свет появился Катце ©
:hlop::hlop::hlop:
Жду продолжения)))

2012-05-31 в 17:55 

lisa_ella
В Гэббе и Кройли мне померещиились Гавриил и Кроули) Или нет? Но потом появился готишный солидный мужчина... и да, мне таки померещилось

- Кого? – не понял Квиррелл. – Кто ещё здесь?
- Уже никого, - буркнул Дин. – Я тоже пойду, пожалуй.

:gigi: И мирно разбежались

Очешуенно, одним словом. Пиши исчо

2012-05-31 в 18:01 

Марлюшка
Когнитивный динокас
lisa_ella, ржу))))))
я слишком люблю Кроули и Гавриила, чтобы так их обидеть))))

спасиба!

URL
2012-05-31 в 18:04 

lisa_ella
я слишком люблю Кроули и Гавриила, чтобы так их обидеть))))
Дык и я засомневалась, но уж как-то подозрительно совпало) Тем более, вполне милая была бы парочка

2012-05-31 в 20:03 

Kathniss
"When my dragons are grown, we will take back what was stolen from me and destroy those who wronged me! We will lay waste to armies and burn cities to the ground!" ― Daenerys Targaryen
Мне понравилась.
Гей Снейп ака Кроули повеселил. квиддич - бабская игра :lol: видимо поэтому я люблю ее больше всего из мира ГП.
порадовал Дин, то, что он в некоторых моментах был умнее Гарри.
я тоже ЗА продолжение банкета.

2012-05-31 в 20:08 

Марлюшка
Когнитивный динокас
Kathniss, ну не смогла я представить Дина Винчестера на метле )) его поджидает Импала:)

URL
2012-06-07 в 17:00 

Koryuu
Все мы здесь не в своем уме: и ты, и я... | "Информационный монстр из лагеря миньонов" (с) spn-digest
Я побаивался браться за этот фик, опасаясь, что вы в бОльшей мере просто поменяли паре-другой персонажей имена, а всё остальное сохранили. Но вы приятно порадовали отчасти новой историей, спасибо. С другой стороны, текст вышел несколько сумбурным и пересказочным, сокращённым, не знаю, всё ли бы я понял, не будь я знаком с оригиналом.

2012-06-07 в 17:04 

Марлюшка
Когнитивный динокас
Koryuu, спасибо)
Что не читавший оригинала не поймёт - это да, я решила, что не читавший оригинала станет и это читать)

URL
2012-06-07 в 17:15 

Koryuu
Все мы здесь не в своем уме: и ты, и я... | "Информационный монстр из лагеря миньонов" (с) spn-digest
Марлюшка, в фандоме хватает фиков-ретейлингов, и многие их читают все зависимости от того, знакомы они с оригиналом или нет. Так что и пересказ ГП вполне может пожелать прочитать любой СПН-читатель, ведь это в первую очередь фик по СПН) Так что при написании ретейлинга это, конечно, хорошо, придумывать новую историю, детали и тэдэ, но не стоит забывать и про вводный экскурс во вселенную и тэдэ :) К тому же, даже зная оригинал, хочется при чтении всё-таки читать только ваш фик с вашими новыми героями, а не постоянно вспоминать оригинал, чтобы сообразить, откуда взялся какой-то пёс, что ещё за дьявольские силки, почему Рона пришлось оставить на шахматах и тэдэ (и почему друзья Дина, пройдя с ним столько трудностей в подземелье, обнаружив Кроули, спокойно пошли спать, тут же забыв, что минуту назад беспокоились о Дине).

2012-06-07 в 17:42 

Марлюшка
Когнитивный динокас
Koryuu, *задумчиво чешет затылок* ага, постараюсь принять к сведению, спасибо

URL
2012-06-07 в 17:48 

Koryuu
Все мы здесь не в своем уме: и ты, и я... | "Информационный монстр из лагеря миньонов" (с) spn-digest
Марлюшка, пожалуйста, желаю дальнейших успехов :)

Комментирование для вас недоступно.
Для того, чтобы получить возможность комментировать, авторизуйтесь:
 
РегистрацияЗабыли пароль?

Quod scripsi, scripsi!

главная