Марлюшка
Когнитивный динокас
Название: Дин Винчестер и узник Азкабана
Автор: Марлюшка
Бета: нету, может, есть желающие?
Категория: преслэш, слэш
Размер: миди (55 вордостраниц)
Предупреждения: кроссовер, гет, возраст большинства героев – 13 лет.
Дисклеймер: некоторые абзацы практически скопированы у Ролинг.

Глава 1.Подарок.

Дин осторожно пробрался мимо комнаты двоюродного брата, чтобы не привлекать лишнего внимания: Сэму лучше не знать, куда он сейчас собрался. Впрочем, Сэм был полностью поглощён каким-то письмом и не был расположен вообще что-либо замечать. Наверное, очередное письмо от Джессики. Дин одобрительно хмыкнул про себя.
В доме никто его не остановил, и Дин уж вздохнул было свободно, закрывая за собой калитку.
- Привет, Дин! – раздался чей-то жизнерадостный голос. Дин обернулся.
- Кейси! – обрадовался он, приглаживая волосы. Чёрт, даже в зеркало не глянул перед выходом, так торопился! Мог бы и подумать, что встретит Кейси, она ведь живёт на этой улице!
- Куда собрался? – дружелюбно спросила девочка. – Я вот в парк шла, погулять.
- А я тоже, - мгновенно сориентировался Дин. – Можно с тобой?
Кейси с улыбкой кивнула, и Дин пошёл рядом с ней, в сторону, противоположную той, в которую собирался.
В конце концов, у него впереди ещё целый месяц лета. Дела никуда не убегут.

***

- Где ты был целый день? – недовольно спросил Сэм.
- На свидании, - небрежно ответил Дин. Откровенно говоря, сегодняшнюю совместную прогулку по парку трудно было назвать полноценным свиданием, но тот факт, что Кейси согласилась пойти с ним в кино в следующую пятницу – это ведь о чём-то говорит? – Сам-то когда свою Джессику на свидание позовёшь?
- Я? – уши Сэма покраснели. – Я совсем не… Скажешь тоже! – он фыркнул, отмахнулся и смылся в свою комнату. Дин вздохнул с облегчением. Если бы Сэм стал выспрашивать подробности, пришлось бы соврать о том, что после прогулки с Кейси Дин прошёлся по нескольким приютам для животных, спрашивая, нет ли в них старых и больных животных, которые скоро умрут, под предлогом, что его дядя собирается основать новое кладбище для домашних животных.
Дину нужно было четыре животных, чтобы провести четыре ритуала поиска предметов – кольца и медальона Слизерина, чаши Хаффлпафф и диадемы Равенкло. Именно эти предметы были крестражами Волдеморта, которые следовало уничтожить. Пятым крестражем была змея, но для её поиска требовался какой-то особый ритуал, которого Дин пока не нашёл.

***

Четверо найденных им животных были действительно доходяжными и вряд ли протянули бы больше пары недель – скорее всего, их бы вообще усыпили в ближайшие пару дней, но Дина всё равно мучила совесть. Для проведения ритуалов их требовалось убить, и Дин долго внушал себе, что смерть от Авады Кедавры – самая безболезненная из всех, на которые могут рассчитывать животные. Всё же сердце у него было не на месте, и он накупил им на все свои магловские деньги корма, а потом долго чесал всех четырёх за ушами.
- Чёрт, - пробурчал он себе под нос, закапывая могилу, - я надеюсь, это худшее, что я сделаю в жизни.
Дин был вполне уверен, что после этого не сможет применить Аваду даже к таракану – до смерти теперь перед глазами будет стоять доверчивый взгляд собаки, думающей, что она нашла нового хозяина.
Помочь ему могло только убийство Волдеморта.

Привычно сообщив Сэму, что был на свидании (подумаешь, весь в земле. Мало ли какие свидания бывают), Дин закрылся в ванной. Только там можно было спокойно проанализировать полученные данные, не боясь, что в комнату ворвётся кто-нибудь из домочадцев.
Итак.
Медальон Слизерина находился в Лондоне, на площади Гриммо, а кольцо – в деревушке Литтл-Хэнглтон. Пожалуй, стоило занести уничтожение этих двух крестражей в планы на каникулы – два других находились в менее достижимых сейчас местах: чаша в Гринготтсе (наверное, в личном сейфе Волдеморта), диадема – в Хогвартсе (будет чем заняться во время учёбы).
Тем не менее, площадь и деревня – это не шкаф, который можно тщательно обыскать. Более детальное местонахождений артефактов могло дать, к примеру, убийство человека.
У кого бы попросить совета? К взрослым не сунешься, засыплют ненужными вопросами. С Гермионой и Эшем та же история. От Сэмми и Рона толку никакого. Нужен был кто-то в меру умный, но не слишком, и не настолько близкий, чтобы задавать лишние вопросы.

***

Привет, Кастиэль!
Это Дин Винчестер. Как лето?
Не знаешь, случайно, существуют ли такие артефакты, которые могут определять присутствие магии? Мне для эссе надо по заклинаниям.
И ещё, может, подскажешь какое-нибудь средство против блох? У меня сова подхватила. Ты с ней поосторожнее там.

Дин запечатал конверт и нервно почесался. Кажется, нужно было подумать о заклинании, отпугивающем блох, прежде, чем чесать бездомных животных.

***

Дин лёг спать, так и не дождавшись ответа. На следующее утро письма всё так же не было, и он полдня просидел у окна, напрасно высматривая в небе сову, и, к великому изумлению Сэма, октазался пойти поиграть в футбол.
- С тобой всё нормально? – осторожно спросил брат.
“Да, только чешусь весь, а так всё нормально”, - подумал Дин, но признаваться брату, что он подцепил блох, было слишком унизительно.
- Жду важного письма, - ответил он.
- Да? – удивился Сэм. – От кого?
- Не твоё дело.
- Вообще-то, Кейси будет на игре.
- Угу.
Сэм растерянно почесал затылок.
- От Скрерк, что ли, письма ждёшь?
- Что? – возмутился Дин. – Чего ты её вообще сейчас вспомнил? И откуда ты про неё знаешь-то?
- Да весь Гриффиндор знает о твоей таинственной поклоннице, которая заваливает тебя подарками, - фыркнул младший.
- Не заваливает! – снова возмутился Дин. – Она прислала всего четыре подарка за два года! И вообще, вы её своими сплетнями отпугнёте!
- Да ну, - саркастично сказал Сэм. – А может, её отпугнёт то, что ты встречаешься с другой?
- Я ни с кем не встречаюсь! – Дин никак не мог перестать возмущаться. – Я просто хожу на свидания!
Сэм махнул на него рукой и удалился. Дин застыл в мрачном ожидании. Может, Кастиэль решил не отвечать ему, как Дин не отвечал на его письма прошлым летом (ну да ведь извинился и объяснил, что не по своей вине!)? Может, он уехал за границу, и сова будет лететь до него неделю?

Сова прилетела под вечер. Письмо начиналось со слов “Извини, что так долго”, но внимание Дина привлекло другое. Сова принесла ему флакончик с зельем и странного вида кулон. По нём сразу было видно, что старинный – Дин с помощью книги опознал в нём медальон ван Эе, способный улавливать самую слабую магию – да и много ещё на что способный! Когда Дин просил совета, он рассчитывал, что Кастиэль порекомендует ему какой-нибудь талисман из ширпотреба, который работает по типу вредноскопа. Но получить старинный амулет! Ха, кажется, Кастиэль переплюнул Скрерк по качеству подарков.
Впрочем, вряд ли это подарок. Такими вещами не разбрасываются. Наверное, он одалживает медальон на время, или Дин должен выслать за неё денег. Он взял письмо.

Здравствуй, Дин!
Извини, что так долго, антиблошиное зелье должно было настояться. Я дал его выпить твоей сове, но на всякий случай высылаю тебе флакон, вдруг сова твоего брата тоже заразилась. Оно действует мгновенно.
Надеюсь, этот медальон тебе подойдёт. Он очень хорошо улавливает магию и умеет её различать.
У меня всё хорошо, я занимаюсь проектом по зельеварению. Как твоё лето?
Кастиэль

Дин фыркнул, сделав глоток из флакона. Проект по зельеварению! Интересно, на Равенкло все такие зубрилы? Дин попытался представить однокурсников за котлом во время каникул и только фыркнул. Даже Гермиона отдыхала – хотя нет, она, кажется, писала, что учит французский, или что-то в это роде.

***

Спасибо, Кастиэль! Ты меня очень выручил. Что я тебе должен?

***

Не за что, Дин, рад, что смог помочь. Ты ничего мне не должен, я уверен, что ты используешь его, как подобает.

***

Не дури, Кастиэль! Я не могу принять такой подарок. Слушай, я завтра собирался во “Флориш и Блоттс”, может, встретимся там и договоримся?


Глава 2. Ночь в Литтл-Хэнглтон

Перед встречей с Кастиэлем Дин зашёл в Гринготтс. Он твёрдо намеревался заплатить за амулет, независимо от того, что там считает этот ботаник. Кроме того, в банке ему нужно было кое-что узнать.
- А после моей смерти, - поинтересовался он у гоблина, - что станет с моим личным сейфом? Если у меня наследников совсем не будет?
- Пятьдесят лет будет храниться в неприкосновенности, - монотонно ответил гоблин. – Потом переходит в собственность банка.
- Здорово вам, - бодро сказал Дин. – От всяких знаменитостей остаются вещички. Ой, у вас, наверное, даже сейф Волдеморта есть? И лет через сорок его содержимое перейдёт в вашу собственность?
- Если смерть владельца не доказана, - буркнул гоблин, - он считается живым и дееспособным.
- У, - расстроился Дин. – Значит, я не могу рассчитывать на экскурсию в его сейф, да?
Хмурый взгляд гоблина напомнил Дину о Кроули. Вот интересно, может, профессор зельеварения в родстве с гоблинами?

Кастиэль ни в какую не брал денег. Он демонстративно засунул руки в карманы своей бежевой мантии, не вынув их, даже когда Дин в качестве отвлекающего манёвра попросил его помочь с выбором книг по починке летающих автомобилей.
- Это в секции трансфигурации, - сказал он. – Что-нибудь о закреплении несвойственных характеристик.
- Чувак, - отчаялся Дин, - не могу же я тебя никак не отблагодарить! Может, я могу что-нибудь для тебя сделать?
Если бы это был Рон или Эш, Дин сделал бы за них домашнюю работу. Но чтобы гриффиндорцы делали домашку за равенкловцев – такого ещё не бывало. Наверное. По крайней мере, с Кастиэлем такое бы точно не прокатило.
- Ну, - неуверенно сказал Кастиэль, - я бы посмотрел на медальон в действии. Если бы ты взял меня с собой…
- Я вроде как говорил, что это мне для эссе, - настороженно сказал Дин.
Кастиэль посмотрел на него с укором. С таким укором, что Дину ничего не оставалось, кроме как признать его правоту.
- Это будет не очень интересно, - предупредил он. – Я… э… мне нужно найти один черномагический предмет и… э… уничтожить. Я случайно узнал, что он находится в одной деревне. Дотуда два часа ехать на автобусе. Тебе вряд ли …
Кастиэль смотрел очень просительно, и Дин вздохнул:
- Ну ладно. Встречаемся завтра на вокзале Виктория в десять. Если передумаешь, пиши.

***

Дин пришёл немного раньше, чтобы успеть купить билеты, но Кастиэль уже был на месте. Он сидел, уткнувшись в толстенную книгу, но, будто почувствовав взгляд Дина, сразу поднял голову.
- Здравствуй, Дин, - сказал он.
- Здорово. Посиди тут на вещах, я схожу возьму билеты, - Дин сгрузил к ногам Кастиэля рюкзак.
- Надо было что-то взять? – испугался тот.
- Не парься. Я сейчас. Ты ведь не передумал ещё? – Дин, честно говоря, понятия не имел, какой ответ хочет услышать. Он не знал, с чем столкнётся и, соответственно, помощником или обузой окажется непрошеный товарищ.
Кастиэль возмущённо замотал головой.

Вернувшись с билетами, Дин застал-таки Кастиэля врасплох – тот совсем закопался в свою книгу и не заметил, что Дин перегнулся через его плечо и тоже читает.
- Зелья, - скривился Дин. Кастиэль вздрогнул от неожиданности. – Гадость какая. Ах да, у тебя же проект какой-то! Что за он?
- Я … не хотел бы о нём говорить, пока не закончу, - смутился Кастиэль, закрывая книгу. – Он может ещё не получиться.
- Ну и ладно, - Дин пожал плечами. - Айда на платформу.
Места в автобусе они заняли молча: Кастиэль, казалось, вовсе не считал возникшую паузу неловкой, а Дин понятия не имел, как начать разговор. Собственно, они первый раз сейчас общались не в библиотеке и не в книжном магазине. О чём, кроме книг, можно говорить с равенкловцами?
- Какой у нас план? – Кастиэль всё-таки начал разговор первым.
- Ну, мы пройдём по деревне с этим амулетом. Если с улицы он ничего не почует, тогда пройдёмся по дворам, если понадобится – по домам. Не очень-то увлекательно, так что…, - Дин почувствовал себя неловко. Вдруг Кастиэль прямо сейчас сморщится и скажет, что передумал ехать с ним, раз уж у них такая унылая программа?
- А как мы убедим людей впустить нас? – удивился Кастиэль.
- Ах да, ты же не знаешь, - Дин приоткрыл рюкзак, вытянул краешек мантии-невидимки и накрыл им свои пальцы. Увидев, как они растворились в воздухе, Кастиэль восхищённо ахнул. – Только никому, ладно? Это секрет. И вообще, Ка… Слушай, можно я буду называть тебя Кас? – Кастиэль кивнул, не отводя взгляда от волшебной мантии. Наверное, сейчас он бы кивнул даже в ответ на «Слушай, давай ты будешь делать за меня все задания по зельям?». – Так вот, ты никому не рассказывай, что мы куда-то ездили, лады? Ты ведь никому не сказал ещё?
- Я… я не знал, что нельзя, - испуганно заговорил Кастиэль.
- Чёрт, - надо было вчера ему сказать! Теперь сам виноват! – И кому ты сказал?
- Только Бальтазару… Я напишу ему, чтобы никому не говорил.
Дин поморщился, вспомнив мальчика, с которым в основном общался в школе Кас. Он был мало похож на человека, который держит какую бы то ни было информацию при себе. Скорее он напоминал Дину сплетника Эша.
- Я не рассказал ему никаких подробностей, - оправдывался Кастиэль. – И он не станет никому об этом говорить, я уверен. Мы ведь друзья.
- Да ладно тебе, - махнул рукой Дин. – Ты ни в чём не виноват, я ведь не просил тебя молчать. А родителям ты что сказал?
- Отец сейчас в командировке. Он… редко бывает дома подолгу. А мама… она умерла, - ровно ответил Кастиэль, рассматривая свои колени.
- Э… сочувствую.
Кастиэль посмотрел на него удивлённо.
- Сочувствуешь?
- Ну… да, - озадаченно ответил Дин. Вроде бы он сказал то, что положено говорить в таких случаях.
Кастиэль покачал головой.
- Маму убил Тот-кого-нельзя-называть, когда мне было ещё года. Следующим домом, в который он пошёл, был твой. Он убил обоих твоих родителей. Это я должен тебе сочувствовать.
- Э... как насчёт того, чтобы мы сочувствовали друг другу? – ляпнул Дин.
- Если бы не ты, - серьёзно сказал Кастиэль, - он успел бы убить и меня с отцом. Спасибо тебе.
Первый раз Дину было неловко от благодарности за совершённый в младенчестве подвиг.
- Я, в общем-то… я не то что бы… я… а почему он хотел убить вас? – нашёлся Дин. – Вы из маглов?
- Отец – чистокровный, - Кас снова покачал головой. – Мой прадедушка эмигрировал из Польши, спасаясь от Гриндевальда. И, когда здесь началось то же, что и в Польше, он не стал стоять в стороне. И мама… тоже.
«А героем считают меня», - хмуро подумал Дин.

***

Смеркалось. Дин и Кас обошли всю деревеньку – ни следа магии. Видать, крестраж хранится у человека, который случайно проезжал через деревню, когда Дин проводил ритуал. О том, что ритуал мог просто его обмануть, Дин старался не думать.
- Через полчаса последний автобус, - хмуро сказал он Касу. – Идём, я тебя посажу.
- А ты что, останешься?
- Я тут заночую. Проверю ещё что-нибудь… разузнаю у жителей…
- Тогда я тоже останусь, - твёрдо сказал Кастиэль. – Меня не ждёт ничего срочного.
- У меня еда закончилась, - предупредил Дин. – И я собирался заночевать в нежилом доме, около которого мы проходили, когда шли через лес.
- Ладно, - Кас пожал плечами.
- Ну… смотри сам. Идём посмотрим, что там за хибара. Может, она развалится, когда мы дверь откроем. Тогда придётся поискать что получше.
Они медленно побрели к лесу.

Едва домик завиднелся на горизонте, Кас изумлённо выдохнул:
- Дин! Медальон!
- Что…, - Дин скосил на амулет глаза. Тот еле уловимо светился. – Ты хочешь сказать, что, если бы мы достали его сразу, как вышли из автобуса, нам не пришлось бы тащиться в деревню и мы бы уже сидели по домам?! – не дожидаясь ответа, он ускорил шаг. Кас поспешал за ним.
Медальон светился всё ярче по мере приближения к дому, а, когда Дин вошёл внутрь, свечение сменило цвет на холодный голубоватый. Поводив медальоном из стороны в сторону, Дин направился к столу и начал выдвигать ящики. Когда в одном из них оказалось кольцо, медальон засветился так, что его не стало видно за ярким светом.
- Наконец-то, - радостно выдохнул Дин, протягивая руку.
- Дин, нет! – Кас перехватил его руку и потащил в сторону.
- Ты чего? – недоумённо спросил Дин. – Это же то, что мы искали!
- Дин, ты же сам говорил, что это черномагическая вещь, и медальон светится голубым! К кольцу нельзя прикасаться!
- А… О. Чёрт, спасибо, Кас, - Дин смущённо почесал затылок. Кас робко улыбнулся.
Порывшись в рюкзаке, Дин нашёл клык василиска. Берегись, колечко.

- Автобус только что ушёл, - вздохнул Дин, глянув на часы. – Придётся всё-таки заночевать здесь.
Был бы он один, трансгрессировал бы домой. Трансгрессировать кого-то он ещё не умел. Впрочем, нет. Был бы он один, лежал бы сейчас кучкой пепла по полу, или что там делает это колечко.
- Дин, тут на двери мёртвая змея! – раздался голос Каса. – Дин, она зачарованная! Я читал о таких в книгах, думал, их использовали лет двести назад! Дай мне, пожалуйста, медальон, я её проверю на тёмную магию… Чисто! Вот здорово! Я могу её забрать! Она ведь никому здесь уже не нужна? – с сомнением спрашивает Кас.
- Да бери, - засмеялся Дин. – Должна же тебе быть какая-то польза от всего этого бестолкового дня.
- Бестолкового? Я вовсе так не думаю, - серьёзно говорит Кас. – Я очень рад, что… что оказался причастен к хорошему делу. Спасибо, Дин.
- Перестань меня благодарить, пожалуйста! Через час проголодаешься, посмотрю, как ты заговоришь. Я лучше пойду спать, пока кишки не запели.
Хотя до ночи было ещё далеко, немытые окна почти не пропускали в хибарку свет, так что вполне можно было заснуть. Кроме того, Дин сегодня рано встал.
Наличествующие в домике запылённые кровати мало располагали ко сну – к счастью, у Дина был захвачен с собой плед. Он накрыл им кровать – стало вполне миленько. Можно будет даже в него завернуться. Он уселся на кровать, разуваясь.
- Дин, а у тебя не будет ещё одного пледа? – с надеждой спросил Кас.
- Вот чёрт, про тебя-то я и не подумал, - Дин с сожалением отмёл мечты о сне внутри тёплого пледового кокона. – Я думаю, ты можешь тоже здесь лечь. Он широкий, его на троих хватит. Просто не будем раздеваться на ночь, и всё. Давай-давай, не прибедняйся. Не дам я тебе в грязи спать.

Заснуть быстро всё же не удалось. Кас дышал ровно, наверное, спал, и Дин боялся пошевелиться, чтобы его не разбудить (а ещё кровать могла развалиться). Некоторое время помаявшись, посчитав овец и перебрав в голове предводителей гоблинских восстаний (не очень успешно), он таки решил повернуться на бок. Вышло очень тихо и аккуратно, но Кас мгновенно распахнул свои глазищи, глядя Дину прямо в глаза – тот даже испугался от неожиданности.
- Не спишь? – выдавил он.
- Нет… Здесь как-то…
«Жутко», - подумал Дин.
- Непривычно, - нашёл слово Кас. – Какая-то атмосфера… нереальная.
Они немного помолчали.
- Дин, а я могу спросить… об этом кольце, которое мы сегодня уничтожили?
Дин задумался.
- Извини, но я в самом деле не могу тебе сказать больше того, что уже сказал. Я случайно узнал о нескольких таких и о том, как их уничтожить. Вот и всё.
- То есть их несколько? – быстро спросил Кас.
Дин прикусил язык.
- Если тебе нужна помощь… я бы… но я понимаю, я один раз уже попросил, так что… - Кас замолчал.
Дин вздохнул:
- Если мне понадобится помощь, я обращусь к тебе. Но на самом деле это вроде как оказалось совсем несложно. Просто в следующий раз я буду знать, что не стоит хватать ничего руками.
- Ладно, - кажется, Кас улыбнулся, но в темноте нельзя было сказать наверняка. – А ты не продашь мне потом клык василиска? Он бы мне очень пригодился.
- Я тебе его подарю, - фыркнул Дин, обрадовавшись, что сможет отблагодарить Кастиэля за медальон. – У меня их навалом. А зачем он тебе?
- Для зелий. Он во многих зельях бы был кстати. Спасибо, Дин!
- Да обращайся.
- Насчёт василиска…, - Кас замялся. – Это правда, что ты убил его взглядом?
- Что? – Дин приподнялся на локте. – Что за бред?
- Извини… Слухи всякие ходят, - забормотал Кас.
- Вот ведь! – изумился Дин. – Я проткнул его мечом! И глаза у меня были закрыты, а то ведь это он бы меня убил, а не я его.
- Мечом?
- Ну да, мечом Гриффиндора. Он… валялся там. Случайно. Мне просто повезло.
Кас посмотрел на него с сомнением.
- Ты знаешь, - Дин снова лёг, - меня «Пророк» попросил дать интервью, а я сейчас понял, что мне совершенно нечего им рассказать. Кроме пары предложений. Хорошо, что я ещё не согласился.
- Наверное, они ещё хотели спросить про Того-кого-нельзя-называть.
- Ну да.. Хотя про него мне тоже особо нечего рассказать. Всё, что я знаю, прочитал в книгах.
Снова помолчали. На этот раз заговорил Дин.
- И что, отец оставляет тебя одного, совсем без присмотра?
Кастиэль ответил не сразу:
- На самом деле… никому нельзя знать, когда он дома, а когда нет. Поэтому он не может никого попросить за мной присмотреть. Но я привык. Он давно меня так оставляет.
- Как это – никому нельзя знать?
- Ты ведь никому не скажешь, правда?
- Ну, конечно.
- Он работает в отделе Тайн, - приглушённо сказал Кастиэль. – У них секретность повышенная. Меня даже постоянно проверяют на сыворотке правды, не рассказывал ли я кому чего.
- Теперь у тебя будут проблемы из-за того, что мне сказал? И у меня?
- Нет, - фыркнул Кас. – Я разработал нейтрализующее зелье. Некоторые вопросы, знаешь ли… не очень приятные.
- Ты разработал нейтрализующее сыворотку правды зелье? – недоверчиво спросил Дин. – В тринадцать лет?
- На самом деле, в десять.
- Заливай! Я не то чтобы хорошо знаю зельеварение, но список зелий, против которых нет противоядий, смутно помню.
- Можешь не верить, - голос у Каса был чрезвычайно довольным. – А можешь проверить, ха-ха, с сывороткой правды.
- И что ты тогда сейчас варишь? Оживляющее зелье? Зелье перемены пола? Левитирующее зелье? – Дин был впечатлён.
- Зелье перемены пола уже существует. Я занимаюсь в основном медицинскими зельями. Я хочу стать колдомедиком, когда вырасту.
- О. Ну ладно. А я вот мракоборцем.
Кас хмыкнул.
- Что? – не понял Дин.
- Оно и видно.

Глава 3. В плену.

Уже подходя к дому своих опекунов, Дин вспомнил, что так и не отдал Касу клык. Ну ладно, он прямо сейчас отправит. И заодно немного василисковой шкурки – как хорошо, что он предусмотрительно захватил себе, а ведь думал, что не пригодится.
Дверь он открыл тихонько, стараясь никого не разбудить – было ещё довольно рано, и оставалась надежда проскользнуть в кровать незамеченным.
Сюрприз!
В гостиной было полно народу. Тётя, дядя, Сэм и двое незнакомцев.
- Дин! – воскликнул один из них, делая шаг вперёд. – Дин Винчестер!
- Здрасте, - неуверенно ответил Дин.
- Где ты был всю ночь, мальчишка! – рявкнул дядя Вернон.
- Я же предупредил Сэма, что иду на свидание и, возможно, задержусь…
- Угу, - подал голос Сэм. – Только вот я видел Кейси, и она определённо была не на свидании. Ещё и спросила меня, почему тебя давно не видно. Просила передать, что с нетерпением ждёт пятницы. Ничего не хочешь объяснить?
- Дин, - заговорил незнакомец, не дав ему ответить. – Я министр магии, Михаил Фадж. Признаюсь, Дин, мы все изрядно поволновались. Я уж думал… Слава богу, с тобой ничего не случилось!
- Что со мной могло случиться, - недоумевал Дин. – Министры магии что, всегда проверяют, ночуют ли дома несовершеннолетние волшебники?
- Дин, Дин, - министр покачал головой. – Твой случай особый, ты ведь сам понимаешь. Думаю, до конца каникул ты будешь… под домашним арестом.
- Что? – изумился Дин. – За что? Я ведь ничего не нарушил! Разве я обязан ночевать дома?
- Лучше тебе не спорить, Дин, – сурово сказал министр. – Ты останешься здесь, если только нет магической семьи, готовой взять тебя на поруки.
- Есть! – сообразил Дин. – Семья Харвелл!
Там он провёл половину прошлых каникул, и жилось ему вполне вольготно. Конечно, Элен не запретит ему отлучаться по делам.
- Харвелл? – кажется, Фадж не ожидал, что Дин предложит какие-то варианты. Он кивнул своему помощнику, и тот трансгрессировал. – Сейчас мы уточним, готовы ли они тебя принять.
Помощник вернулся довольно быстро и что-то негромко сказал министру.
- Собирай вещи, Дин, - ответил на это Фадж. – Мы трансгрессируем тебя.

- Значит, опять бросаешь меня, - в дверном проёме, скрестив руки на груди, стоял Сэм.
- Извини, Сэм, - Дин торопливо разбрасывал вещи по чемоданам, - но мне нужна свобода действий. И потом, ты же знаешь, что мне не хочется встречаться с тётушкой Мардж.
- Да уж, - фыркнул Сэм. – Можно подумать, мне хочется.
- Ну, я уверен, тебе у Харвеллов всегда будут рады. И… ты ведь не сказал Кейси ничего такого?
- Нет, я заверил её, что ты ждёшь пятницы с ещё большим нетерпением.
- Спасибо.
- Где ты всё-таки был?
Дин оглянулся на коридор.
- Потом расскажу.

***

- Дин, дорогой! – Элен приветливо улыбнулась. – Садись за стол, ты ведь ещё не завтракал? Рон, отнеси вещи Дина к себе в комнату.
- Спасибо, миссис Харвелл, я не ел целую вечность, - Дин приветливо кивнул Рону, скромно опустившей взгляд Джо и близнецам Фреду и Джорджу.
- Дин, просила ведь, зови меня Элен. Мы все очень рады, что ты решил провести остаток лета у нас. Жаль, что тебе нельзя выходить из дому, но ты дашь мне список, я куплю тебе учебники и остальное.
- Что значит – мне нельзя выходить?
- Министр дал понять, что тебе нельзя отлучаться даже с провожатыми и даже в Косой переулок. Я думала, ты об этом знаешь.
- Но у меня в пятницу свидание!
- Можешь пригласить девушку сюда, если хочешь. Но имей в виду, выйти за пределы Дома у дороги я тебе не позволю.
И он знал, что действительно ведь не позволит. Он со вздохом взялся за еду, но тут его взгляд упал на вчерашнюю газету.

БЛЭК ВСЕ ЕЩЕ НА СВОБОДЕ!

Сегодня Министерство магии сообщило, что Роберт Блэк — самый опасный преступник за всю историю тюрьмы Азкабан — до сих пор не пойман.

- Блэк бежал из тюрьмы! – выдохнул Дин.
- Да, ты… - Элен заволновалась, - ты о нём знаешь? Это ведь такая старая история…
- Я… я просто слышал, что он убил много народу, - соврал Дин.
Подумать только! Именно сегодня он рассказал Касу о Блэке – человеке, которого он ненавидел больше всего после Волдеморта. Человеке, который предал его родителей. Человеке, который был школьным другом его отца, шафером на его свадьбе, Хранителем тайны его местонахождения – и тем, кто выдал эту тайну Волдеморту. Стоило о нём вспомнить, как оказалось, что тот бежал из тюрьмы. Совпадение?
Теперь, по крайней мере, понятно, почему о нём так печётся Министерство. Думает, что Дин – следующая цель Блэка. Да нет, вряд ли, скорее он предпочтёт затаиться. А вот Дин бы с удовольствием разыскал негодяя и убил… нет, сначала запытал бы. Он сжал кулаки. Ещё хуже стало находиться под домашним арестом, когда на свободе разгуливает пособник убийства его родителей!

***

Привет, Сэм. Надеюсь, в этот раз письмо до тебя дойдёт.
Я здесь под чёртовым домашним арестом. Мне нельзя выходить даже с сопровождающими! Но здесь хотя бы территория побольше, чем на Тисовой, и народу побольше бывает (удачи там тебе с дорогой тётушкой).
Передай, пожалуйста, прилагающуюся записку Кейси. А потом возьми для меня её ответ.
И НЕ ЧИТАЙ МОЮ ЗАПИСКУ.
Я серьёзно, Сэм.
Забегай как-нибудь в гости.
Дин.

***

Привет, Кейси. Это Дин. Так сложилось, что я не смогу пойти с тобой в кино в пятницу. Так сложились независящие от меня обстоятельства. Это что-то вроде программы по защите свидетелей. За мной охотится один беглый преступник. Как только его поймают, мы сможем увидеться. Надеюсь, что это случится очень скоро.

***

Привет, Кас!
Высылаю тебе клык и чешуёвину. Надеюсь, от них будет польза, как и от той змеи.
Меня до конца лета отправили в Дом у дороги, к семье Харвеллов, не знаю, знаешь ли ты их. Так что этим летом я не буду ничего предпринимать. Мне нельзя отсюда выходить в связи с побегом Блэка.
Ты ведь не знал, что он сбежал, когда мы о нём говорили, правда?
Спасибо, что помог.
Дин.

***

Здравствуй, Дин!
Спасибо тебе большое! Чешуя василиска – это уникальная, необычная вещь! Но ты это, конечно, знаешь. Спасибо, Дин.
Да, я немного знаю Харвеллов. Уверен, что у них ты в безопасности.
Если бы я знал, что Блэк сбежал, я бы не позволил тебе отправляться в Литтл-Хэнглтон одному, без взрослых! Я очень испугался, когда увидел газету! Я боялся, что ты мог не добраться до дома! Я рад, что сейчас ты под присмотром.
Пожалуйста, Дин, не пытайся сбежать и искать его! Я помню, как ты говорил о нём. Мне кажется, ты бы хотел отомстить. Не стоит, Дин, не надо. Его обязательно скоро поймают.
Ты ведь в порядке?
Кастиэль.

***

Честное слово, Кас, обидно, что все вокруг думают, что я не могу за себя постоять! Как насчёт того, что я одолел Волдеморта и убил василиска? А тут обычный человек.
Я определённо НЕ в порядке взаперти. Я должен быть не здесь.

***

Дин, я знаю, что ты не могу тебе указывать, но, пожалуйста, не надо искать его! Он хитрый и расчётливый убийца, а ты такой прямой, открытый, искренний человек! Ты ведь ещё учишься, а Блэк уже взрослый волшебник! Его поймают дементоры, увезут в Азкабан, там он понесет наказание!
Дин, пожалуйста, если ты задумаешь что-то, скажи мне об этом. Честное слово, я не помешаю тебе, а постараюсь помочь.
Кастиэль.

***

Ох, Кас, я бы и рад что-нибудь задумать, да меня и на секунду не оставляют в покое. Ну, хотя бы письма не читают.
Ты, кстати, можешь зайти как-нибудь.

Я и пары часов здесь не пробыл, а меня уже совершенно задолбали квиддичем. Тебе нравится квиддич? По-моему, трудно придумать что-нибудь тупее, чем полёты на метле.

***

Обязательно зайду, Дин. Только в ближайшие пару часов зелье требует моего постоянного присутствия.
Я довольно равнодушен к квиддичу, хотя мне говорят, что я хорошо летаю. Но разговоры о нём утомляют, согласен. Мне, кстати, показалось, что ты тоже хорошо летаешь.
Ты правда ничего такого не задумал?
Кастиэль.

***

Дин, я отдал записку Кейси. Она прочитала при мне, но ответа не передала. Просто сказала «понятно». Надеюсь, тебе тоже понятно.
Чё как?
Сэм.

Глава 4. Дементоры

- Хоть в этом году мы первого сентября нормально сядем на Хогвартс-экспресс, без опозданий, - довольно сказала Элен. Они уже стояли на платформе 9 ¾, готовясь занять места в школьном поезде. Дин отыскал Сэма – тот, против ожидания, был не с Джессикой, а с каким-то пареньком, вроде гриффиндорцем второго курса. Без факультетских галстуков Дин плохо различал хогвартсцев. Он дружелюбно ткнул двоюродного брата в бок, тот рассеянно поднял на него глаза:
- А, Дин! Смотри, у Брэди свежий квиддичный каталог! Родители обещали купить мне на Рождество метлу, и я…
- Мне надо бежать, - успел оперативно среагировать Дин. – Увидимся в поезде.
Он оглянулся в поисках Кастиэля, но тут его словили Рон с Гермионой, уже успевшие пересечься.
- Дин! – радостно обняла его однокурсница. – Почему ты так мало писал?
- Э… не было времени. Тебе ведь всё равно Рон писал, а мы были вместе.
- Вместе, - фыркнул Рон. – Ты всё больше общался с мракоборцами и со своими гостями. Даже ни разу не сыграл с нами в квиддич!
- Рон, Дин не любит квиддич, - вступилась Гермиона. – А с некоторыми…
- Эй, - раздался жизнерадостный крик Эша, - я вам купе занял!
Троица поспешила к нему, но, пока они до него добрались, оказалось, что с Эшем уже обитаются Джо, Фред и Джордж. Эш извиняющимся жестом развёл руками:
- Зато в купе через два от этого пока один человек. И пока что, - он выделил эти два слова, - нет желающих.
- Интересно, почему, - буркнул Рон, пропихиваясь. – Что это за человек такой, что с ним никто не хочет сидеть?
- Руфус! – обрадовано воскликнул Дин, узнав завсегдатая бара миссис Харвелл, и тут же зажал себе рот – Руфус спал.
- Ты его знаешь? – удивилась Гермиона.
- Угу, - ответил за Дина Рон. – Это Руфус Люпин, частенько у нас бывает. Постоянно пьёт в долг. Тот ещё тип.
- Он классный, - возмущённо возразил Дин, запихивая чемодан на багажную полку. – Здорово, если он будет у нас преподавать! Уверен, он будет крутым учителем, не чета Локхарту или Квирреллу!
- Если под крутостью ты подразумеваешь, что он будет ставить нам одни хорошие оценки и не будет задавать домашних заданий, то это вряд ли о нём, - пробурчал Рон. – Надо спросить у мамы, должен ли он ей сейчас.
— Как не стыдно, Рон! — возмутилась Гермиона. Рон не остался бы в долгу, если бы профессор Люпин в эту минуту не зашевелился. Все трое замерли, но профессор повернул голову в другую сторону и, слегка приоткрыв рот, продолжал спать.
Дождь усилился, а «Хогвартс-Экспресс» мчал все дальше на север. Окна закрыл густой туман. Стемнело. По всему вагону и над багажными полками загорелись лампы. Стучат колеса, по окнам барабанит дождь, завывает ветер, а профессору Люпину все нипочем — спит себе и спит.
— Скоро должны приехать. — Рон пытался что-то разглядеть в темном окне.
Не успел он закрыть рта, как поезд замедлил ход.
— Прекрасно! — Рон вновь подал голос и, осторожно обойдя профессора, стал вглядываться в темноту за стеклом. — Умираю с голоду. Скорее бы за стол!
Гермиона посмотрела на часы.
— Но нам еще далеко ехать, — заметила она.
— А чего же мы останавливаемся?
Поезд ехал все медленнее. Шум двигателя утих, зато ветер и дождь за окном как будто усилились.
Дин, находившийся ближе всех к двери, выглянул в коридор. Из других купе тоже высовывались любопытные.
Поезд дернулся и остановился. Судя по звукам в вагоне, с полок посыпались вещи. Неожиданно погасли все лампы, и поезд погрузился в кромешную тьму.
— В чем дело? — раздался позади голос Рона.
— Ой! — вскрикнула Гермиона. — Рон, это моя нога!
Дин добрался до своего сиденья.
— Может, авария?
— Не знаю…
Что-то зашуршало, и Дин увидел на фоне окна смутный силуэт Рона, протиравшего запотевшее стекло.
— Там что-то движется, — сказал Рон. — По-моему, к нам спешат люди.
Слабый треск — и в купе забрезжил свет. В ладонях профессора Люпина подрагивал огонь, освещая усталое, серое лицо. Глаза его, однако, были ясны и настороженны.
— Оставайтесь на месте. — Голос был все еще сиплый после сна. Он медленно встал, держа перед собой пригоршню огня, и пошел к двери, но та, опередив его, медленно открылась.
Дрожащее пламя в руках Люпина осветило упиравшуюся в потолок фигуру, закутанную в плащ. Лицо пришельца было полностью скрыто капюшоном.
Глаза Дина метнулись вниз, к горлу подступила тошнота. Из-под плаща высунулась рука: лоснящаяся, сероватая, вся в слизи и струпьях, как у долго находившегося в воде утопленника. Рука торчала наружу долю секунды: существо как будто почуяло взгляд Дина и поспешно спрятало ее в складке черной материи. То, что было под капюшоном, протяжно, с хрипом не то взвыло, не то вздохнуло, словно хотело засосать не только воздух, но вообще все вокруг.
Присутствующих обдало стужей. У Дина перехватило дыхание. Мороз пробирался под кожу, в грудь, в самое сердце. Глаза его закатились. Он ничего не видел. Погрузился в холод. В уши хлынул поток воды. Его тащило вниз, вой усиливался.
Откуда-то издалека донесся жуткий, пронзительный вопль мольбы. Дин хотел помочь, всё равно кому, попытался шевельнуть руками, но не смог. Его окутал густой белый туман…

— Дин! Дин! Ты в порядке?

***

— Наверное, это был обморок. — Рон никак не мог успокоиться. — Ты вдруг обмер, упал и забился…
— А профессор Люпин подошел к дементору, вынул палочку, — продолжила Гермиона, — и сказал: «Никто из нас не прячет Роберта Блэка под мантией. Уходи». Но тот не шелохнулся. Тогда Люпин что-то пробормотал, и из палочки на дементора посыпались серебряные искры, тот развернулся и тотчас исчез.
— Мне показалось, он явился с того света. — Рона передернуло. — Такой страх, как будто никакой радости никогда в жизни больше не будет.
— Но вы же не попадали с сидений, — неловко пробормотал Дин.
— Нет, — подтвердил Рон и опять беспокойно глянул на него. – Что они вообще здесь делают?
- Это из-за сбежавшего Блэка, - пояснила Гермиона. - Они будут стоять у всех выходов с территории школы. Странно, с чего бы Блэку нападать на Хогвартс?
Вернулся профессор Люпин. Остановился рядом с Дином и ласково улыбнулся.
— Съешь, пожалуйста, шоколад, тебе станет легче.
Дин откусил кусочек. Удивительно, но по жилам заструилось тепло. Он вспомнил, что где-то читал о таком действии шоколада.
— Через десять минут будем в Хогвартсе, — произнес учитель. — Ну что, Дин, полегче стало?
- Угу.
О происшедшем больше не вспоминали. Но Дин знал, что ещё поговорит с Руфусом о происшедшем. Ему ли не знать, как действуют дементоры и как от них защищаться! Учебники по защите от тёмных искусств он осилил ещё на втором курсе и давно уже взялся за дополнительные книги. Так какого чёрта он теряет сознание, едва завидев эту тварь?
«Может, это как раз от того, что я знаю, кто они такие и чего от них ждать», - сказал он себе.
В следующий раз он будет действовать как следует.

Глава 5. Когти и чаинки

Войдя на другой день утром в Большой зал, Дин первым увидел Драко Малфоя, который рассказывал окружившим его слизеринцам какую-то забавную историю. Заметив Дина, Драко смешно изобразил обморок, и вся компания схватилась за бока от хохота.
— Не обращай внимания на этого идиота, — шепнула Дину шедшая за ним Гермиона. — Просто не обращай, и все…
— Эй, Винчестер! — взвизгнула похожая на мопса Пэнси Паркинсон. — Винчестер! Оглянись! Сзади тебя дементоры! У-у-у-у-у!
- Ууууу! – подхватили Мэг Мастерс и Милисента Булстроуд.
- Откуда вот они все знают, а? – поинтересовался Дин у Рона и Гермионы. – Кроме вас и Люпина, в купе никого не было!
- Дверь была открыта, - пожал плечами Рон.
- Дин, - позвал серьёзный голос. Кастиэль. – Я слышал о вчерашнем…
- Мы не будем об этом говорить, - сердито ответил Дин. – Со мной всё в порядке. Я прекрасно умею ладить с дементорами. Я просто отравился. Я иду завтракать. Если тебе что-то нужно, поговорим потом. Я опоздаю на прорицания. У тебя есть прорицания?
- Нет, я их не брал… Тогда увидимся потом, Дин, - Кастиэль направился к своему столу, Бальтазар уже сигналил ему, что занял место.

Перед началом первого урока весь класс столпился на тесной площадке, на которую не выходила ни одна дверь. Рон толкнул Дина и указал на потолок — там была круглая дверца люка с бронзовой табличкой «Чак Трелони, профессор прорицания».
— Как же мы туда попадем?
И точно в ответ на его недоуменный вопрос, дверца люка внезапно открылась и прямо к ногам Дина опустилась серебристая веревочная лестница. Класс в изумлении притих.
— Только после тебя, — улыбнулся Рон.
И Дин полез первый. Он очутился в очень странном классе. Скорее это был не класс, а что-то среднее между складом и старомодной чайной. В комнате, погруженной в красноватый полумрак, теснились примерно двадцать круглых столиков в окружении обитых немаркой тканью кресел. Шторы на окнах задернуты, немногочисленные лампы задрапированы темно-красной материей. Было очень тепло и душно, в камине под заставленной странными вещицами каминной полкой горел огонь, издавая тяжелый дурманящий аромат, повсюду свечи. На огне закипал большой медный чайник. Круглые стены опоясаны полками. Чего только на них не было: запыленные птичьи перья, огарки свечей, пухлые колоды потрепанных карт, бесчисленные магические кристаллы и полчища чайных чашек, пустые бутылки… пустые бутылки?
За Дином из люка показался Рон, скоро к ним присоединился весь класс, говоривший почему-то шепотом.
— Где он? — спросил Рон.
Откуда-то из полумрака раздался приглушенный сипловатый голос:
— Добро пожаловать, - обладатель голоса закашлялся и продолжил уже менее сипло: - Занимайте свои места.
Преподаватель, кажется, был ещё вполне молод – точно судить о его возрасте мешали очки, борода, нечёсаная шевелюра и, в основном, полумрак. Он легонько подтолкнул нерешительно замерших Лаванду и Парвати к столикам и похлопал по плечу скептически осматривающую кабинет Гермиону, а пуффендуйку Салли Энн и вовсе чуть ли не усадил в кресло.
- Два слова, - шепнул Эш, - совращение малолетних.
- Фу, Эш! – Гермиона толкнула его ногой под столом.
- Кстати, Эш, почему ты не сыплешь подробностями о жизни нового препода? – поинтересовался Рон. – Это же вроде как твоё любимое дело.
- Что я, виноват, что он из башни своей не вылазит, - буркнул Эш. – Сидит тут колом. Может, книгу пишет.
— Приветствую вас на уроке прорицания. — Сам Трелони сел в широкое кресло возле камина. — Меня зовут профессор Трелони. Вы избрали прорицание, самое трудное из всех магических искусств. Должен вас с самого начала предупредить: я не смогу научить многому тех, кто не обладает врожденной способностью ясновидения. Книги помогают только до определенных пределов…
Дин, улыбнувшись, покосился на Гермиону, которую слова профессора прорицания ошеломили: как это книги хоть в чем-нибудь бессильны помочь?! А Трелони тем временем продолжал:
— Многие ведьмы и колдуны, как бы талантливы ни были в своей области, скажем, внезапных исчезновений, не способны рассеять туман, застилающий будущее. — Профессор переводил взгляд с одного возбужденного лица на другое. — Этот дар дается немногим.
- Да он по бумажке читает! – зашипел Эш. Эти слова предназначались только его соседям по столику – Рону, Дину и Гермионе, но профессор как раз сделал паузу, и его услышали все.
- Э, - сразу замялся Трелони, - в этом году я… мы будем проходить… гадания по чаинкам… а во втором семестре…, - он замолчал, пытаясь незаметно скосить глазом в шпаргалку. – Разбейтесь на пары! – нервно восликнул он. - Вы, деточка, не могли бы… — обратился он к Лаванде Браун, сидевшей к нему ближе всех, та в страхе съежилась, — дать мне самый большой серебряный чайник?
Лаванда с облегчением вздохнула, встала с кресла, взяла с полки огромный чайник и поставила его на стол перед профессором.
— Спасибо, милая. Да, между прочим, то, чего вы больше всего опасаетесь, случится в пятницу шестнадцатого октября.
Лаванду пробрала дрожь.
- Возьмите с полок чашки и подойдите ко мне! – кажется, Трелони вернулся на накатанную стезю и начал раздавать указания по гаданию по чаинкам, попутно даря все нежелающим мелкие предсказания.
Дин неуверенно рассматривал чашку Гермионы.
- Я вижу здесь лося, - фыркнула она. – Но в книге лосей нет. Думаю, твой случай уникален.
Дин обиженно пролистал книгу в поисках чего пострашнее.
- Адский пёс! – воскликнул он. – Собака-предвестник смерти! Не ходить тебе больше на прорицания, не пить горячий чай! – скорбно вздохнул он.
- Это точно, - хмыкнула девочка. – Ноги моей здесь больше не будет.
- Где-то я, кстати, видел такого пёсика, - озадаченно сказал Дин.

***

- Ты вышел из-под домашнего ареста только вчера, и уже успел попасть в кучу неприятностей! – возмущённо сказал Кас, когда после обеда они с Дином встретились в библиотеке. – Сначала дементоры, а теперь и гиппогрифы!
- Эй! Ты так говоришь, как будто я хожу и ищу неприятности на свою голову! А я ещё не начал! И вообще, гиппогриф напал на Малфоя, а не на меня. Я вообще в другую сторону смотрел.
- А почему тогда, - начал было Кас, привычно направляясь к Запретной секции, когда на пути мальчиков встала мадам Пинс.
- У нас же разрешения есть, - нетерпеливо напомнил ей Дин.
- Мистера Локхарта, да, - согласилась мадам. – Но мистер Локхарт не работает в школе Хогвартс и не имеет права выписывать кому-либо разрешений.
Кас и Дин уныло переглянулись. Они здорово рассчитывали на Запретную секцию.
- Я поговорю с Ру… с профессором Люпином, - сказал Дин. – Думаю, он напишет. Не хочешь тогда сейчас сходить в Запретный лес, к моей детке?
- К де… а, к машине. Пойдём, я ведь её ещё не видел.
- Только так, чтобы не мимо хижины Хагрида. Он переживает из-за случая с Малфоем, боится, что его уволят, Рон, Эш и Гермиона пошли его утешать, а я сказал, что у меня срочные дела. Эй, не смотри так, у меня в самом деле срочные дела.

***

До четверга Малфой на уроках не появлялся. Утром в четверг у слизеринцев и гриффиндорцев было подряд два урока зельеварения. Малфой явился на второй с видом героя, раненного в жестокой битве: рука забинтована и на перевязи.
— Как рука, Драко? — нарочито заботливо спросила Пэнси Паркинсон. — Болит?
— Болит, — насупился Малфой, подмигнув за спиной Пэнси верным телохранителям Крэббу и Гойлу.
— Садитесь скорее, — бросил как бы между прочим Кроули.
Гриффиндорцы хмуро переглянулись: явись они с таким опозданием, Кроули оставил бы их после уроков. А Малфою все сходит с рук, ведь Кроули декан у Слизерина и своим прощает все.
Проходили новое зелье, уменьшающее. Невилл Лонгботтом, и прежде не блиставший, сегодня был как-то особенно неудачлив. Зелье, которому по рецепту полагалось быть ядовито-зеленым, у Невилла получилось…
— Оранжевое, Лонгботтом! — Кроули на глазах всего класса зачерпнул немного зелья, высоко поднял черпак и опрокинул обратно в котел. — Оранжевое! У вас в одно ухо влетает, в другое — вылетает. Я ведь яснее ясного сказал: одна крысиная селезенка! Две капли пиявочного сока! Когда вы, наконец, станете слушать, что вам говорят?
Невилл покраснел, задрожал от страха, казалось, вот-вот заплачет.
— В конце урока, Лонгботтом, мы дадим отведать это зелье вашей жабе. Может, тогда вы поумнеете, — и Кроули отправился дальше.
- Как это мило! – зашептал Эш. – Он знает, что у Невилла есть жаба! Я знал, что он неспроста уделяет ему так много внимания на всех уроках!
- Эш, ты всех учителей подозреваешь в педофилии или через одного? – поинтересовалась Гермиона.
- Я просто подчёркиваю общеизвестные факты, - обиделся Эш. – Конечно, мы ещё маловаты для преподов, но с каждым годом растём, вот они и присматриваются. На будущее.
- Следи лучше за зельем!
- О, защищаешь своего любимого профессора, Гермиона? Прости, что огорчаю, но его сердце уже занято. Нет, не Невиллом! Знаете Новака с Равенкло?
- Что ты городишь, - удивился Дин. – Причём тут Кас?
- Кас? – немедленно переспросил Эш, но решил не прохаживаться на счёт сурового Дина Винчестера, а лучше досказать начатое. – Вчера вечером – после ужина – он заходил в кабинет профессора Кроули.
- Чувак просто любит зелья, - сердито сказал Дин. – Ты сам-то что делал после ужина у кабинета Кроули? Пытался подбросить ему записочку?
- Я шёл на свидание, - с независимым видом сказал Эш.
Рон, Дин и Гермиона замерли с открытыми ртами, мгновенно забыв о предполагаемых шашнях Кроули.
- С кем это? – первым отмер Рон. Эш попытался выдержать эффектную паузу, но долго не выдержал:
- С Чарли.
- Чего? Так ты тоже гей, что ли? – ляпнул Рон.
- Идиот, - обиделся Эш. – Чарли Брэдбери с Равенкло. Рыжая такая.
- О, - впечатлённо выдал Рон. – О. И как?..
- Она не очень пришла, - неохотно сказал Эш. – Но извинилась сегодня и сказала, что в следующий раз обязательно.
Рон весело хмыкнул:
- А, ну тогда всё понятно!
- Что тебе понятно! – возмутился Эш. – У неё были обстоятельства, понял?
- Ну да, конечно. Но мне с трудом верится, что из нас четверых первым, кто пойдёт на свидание, будешь ты.
- Эй, я уже ходил на свидания, - воскликнул Дин. Все обернулись к нему. – Летом. С магловскими девчонками.
- Ты почти всё лето провёл у меня! – возразил Рон.
- А мне много времени не надо, чтобы девчонку закадрить.
- Что ж, поздравляю Вас с этим несомненным достижением, мистер Винчестер, - ласково сказал Кроули. – Жаль, что больше Вам похвалиться нечем. Пять баллов с каждого за обсуждение неотносящихся к предмету вопросов, и ещё десять за бездарно сваренные зелья.

***

После обеда был первый в этом году урок защиты от темных искусств. Ученики вошли в класс, расселись по местам, достали книги, пергамент, перья и в ожидании профессора перекидывались шутками. Он наконец вошел, улыбнулся и бросил на стол видавший виды портфель. Одежда на нем была та же, потрепанная и заплатанная, но выглядел он лучше, чем в поезде, как будто поздоровел после нескольких сытных обедов.
— Добрый день, — приветствовал он учеников. — Учебники можете убрать. Сегодня у нас практическое занятие, оставьте только волшебные палочки.
С любопытством переглянувшись, ученики спрятали книги и бумагу с перьями. Практическое занятие по защите от темных искусств было у них всего один раз, они его хорошо помнили: профессор Локхарт принес клетку с шалунами пикси, выпустил их, и они перевернули все в классе вверх дном.
Сегодня, однако, всё было иначе: занятие по противостоянию боггарту (существу, принимающему воплощение вашего худшего страха) прошло на ура.
— Вот это урок! Лучше у нас ещё не было, — сказал Рон по пути в класс, где они оставили сумки с учебниками.
— Очень хороший учитель, — одобрила Гермиона. — Только мне бы тоже хотелось сразиться с боггартом.
— Вот бы поглядеть! — хихикнул Рон. — Он наверняка обернулся бы домашней работой, за которую тебе поставили не пять, а четыре.
- Вы идите, - сказал им Дин. – Я вас догоню.
Он подождал, пока все ученики покинут комнату, и подошёл к профессору.
- Профессор Люпин.., - начал он.
- Когда рядом никого нет, можешь и дальше звать меня Руфус, - добродушно сказал профессор, застёгивая портфель.
- Почему ты не дал мне сразиться с боггартом, Руфус?
- Разве не очевидно? – удивился преподаватель.
- Очевидно? Мне – нет.
- Не хотел пугать детей Волдемортом, вот почему.
- Волдемортом? С хрена ли мне его бояться?
- А чего тогда?
Дин хотел было ответить, что теперь Руфусу этого никогда не узнать, но с этим ответом напрямую был связан его следующий вопрос.
- Почему я так отреагировал на дементора? Хуже, чем остальные? Я ведь знал, как его отвадить.
Руфус задумчиво побарабанил пальцами по портфелю.
- Я, конечно, не могу утверждать наверняка…
- Но…
- Но мне кажется, это оттого, что твои худшие воспоминания, которыми и питаются эти твари, много хуже, чем у других. Проще говоря, чем больше пережил человек, тем тяжелее для него встреча с дементором. Но это только моя теория.
Дин нахмурился, задумавшись.
- В этом что-то есть. Руфус, ты не против, если я тщательно изучу этот вопрос? Поищу, может быть, людей с такой же реакцией?
- Конечно, нет, разве я могу тебе запретить? Или тебе нужна моя помощь?
- Именно. У нас в библиотеке есть особая секция… обычно студентов туда не пускают… нужно разрешение преподавателя.
- О.
- Если я могу что-то для тебя…
- Я подпишу разрешение. Ещё что-нибудь?
- Да… ещё одно разрешение. Для моего друга. Он… лучше ориентируется в книгах.

Глава 6. Побег Полной Дамы

- Что нового? – Дин плюхнулся на стул в библиотеке рядом с Касом.
- Насчёт поиска темномагического артефакта в Хогвартсе, набитом магией под завязку – ничего. Насчёт починки твоей машины… Дин, если ты не возражаешь, я бы предложил попросить помощи кое у кого.
- Что? У кого это? Ты же знаешь, что правила школы запрещают ходить в Запретный лес, так что…
- У Бальтазара. Он как раз интересуется этим разделом магии. Я уверен, что он с радостью согласится. А школьные правила его мало волнуют.
Дин поморщился:
- Я его совсем не знаю.
- Я уверен, что ему можно доверять. Дин, он мой друг. Кроме того, он спрашивает, где я пропадаю по вечерам, и это его успокоит. Ты ведь говоришь своим друзьям, что чинишь машину, так что это не такой уж и секрет.
Дин побарабанил пальцами по столу.
- Ладно, приводи его сегодня. Равенкловцы.

Кастиэль с Бальтазаром порхали вокруг машины, изъяснялись друг с другом непонятными Дину категориями, временами тыкали во внутренности Импалы палочками, произнося диковинные на слух заклинания – иногда хором, видимо, для большего эффекта, - а ещё обсуждали будущий поход в Хогсмид. Дин понемногу зверел. Ему самому делать было нечего – в магическом ремонте он смыслил мало, а с магловским давно справился, - поэтому сейчас он чувствовал себя лишним. Он, конечно, был рад, что детка будет в порядке, но это, чёрт побери, была его машина, и он должен же знать, как её починить, если что! Или ему каждый раз при поломке надо будет вызывать Бальтазара? Он и раньше не питал к этому парню особой любви, но сейчас он его просто бесил.
- Вот и всё, - весело сказал Бальтазар. – Стоило сразу позвать меня, не потеряли бы впустую два месяца.
- Полтора месяца я занимался техническим ремонтом, - процедил Дин сквозь зубы. – В этом ты вряд ли смыслишь.
- Верно, - легко согласился Бальтазар. – Знакомых маглов у меня нет, и вещичек их тоже.
Дин сдержался, чтобы не нагрубить, и выдавил:
- Спасибо, что помог.
Бальтазар засмеялся:
- Спасибо! Ха! Если бы я делал это, чтобы помочь тебе, «спасибо» бы ты не отделался. Или я похож на гриффиндорца или хаффлпаффца? Но тебе повезло, и я пыхтел тут исключительно из любви к науке. Никогда раньше не встречался с такими замутами на практике, вот и решил глянуть. Мы, равенкловцы, особенная раса. Впрочем, если захочешь меня отблагодарить не на словах, буду не против.
- Бальтазар, - укоризненно сказал Кас.
- Я разве не прав? – пожал плечами Бальтазар. Они уже подходили к школе. – Можно подумать, ты здесь из человеколюбия, а не из-за того, что тебе интересно.
Кас остановился, и Дин понадеялся, что он сейчас двинет Бальтазару, но он просто нахмурился в ответ на последнюю реплику и сказал:
- Я сейчас не в гостиную, мне надо кое-куда зайти. Увидимся позже. Спокойной ночи, Дин.
- Спокойной ночи, - буркнул Дин. Дальше они с Бальтазаром шли вдвоём. Куда это понадобилось Касу в такое время? Дин вспомнил, что хотел спросить у него про Чарли, всё ещё динамящую Эша. С Бальтазаром об этом говорить не хотелось.
- Почему ты попросил Каса помочь тебе? – внезапно спросил Бальтазар.
- Что?
- До этого вы почти не общались. А теперь у вас внезапно какие-то дела. Я ведь понимаю, что вы не только машину чинили всё это время. Тебе что – не хватает своих мозгов, и ты решил прибрать к рукам какого-нибудь равенкловца? Если так, то поищи другого.
- Ты сдурел, что ли? – опешил Дин. – Я… мы случайно встретились в книжном магазине, и я попросил его совета по выбору книги по ремонту машин. Он сам предложил свою помощь. Не ты ли только что вещал, что равенкловцы берутся только за то, что им интересно?
- Надеюсь, что так. Ты ничего не сказал по поводу того, чем ещё вы занимаетесь.
- А каким боком это тебя касается? – Дин вспылил.
- Таким, что Кас мой лучший друг. Ты знаешь, сколько мы с ним дружим?
- Понятия не имею!
- Тринадцать лет. Понял? Тринадцать лет.
- И что теперь? Ему больше ни с кем нельзя общаться? Вышел такой закон? Пойду сообщу об этом своему младшему брату, мы с ним тоже как раз тринадцать лет как друзья!
- Как же ты меня бесишь, Дин Винчестер!
- Взаимно… не знаю даже твоей фамилии. Надеюсь, нам больше никогда не придётся разговаривать, - плюнул Дин и свернул в свою башню. Кажется, никто никогда его не бесил, как этот… как же его фамилия? Какого чёрта Кас свалил и оставил его с этим придурком! Куда он, кстати, свалил? И ведь не возразил насчёт того, что ему интересна только задача. Впрочем, он с самого начала дал понять, что его интересует только процесс уничтожения тёмных артефактов. Может, Дин погорячился, назвав его своим другом?
Ну их всех к чёрту! Всех придурочных равенкловцев! А заодно и слизеринцев с хаффлпаффцами. Сейчас они все бесили Дина. К чёрту.

***

- Дин? Дин, можно с тобой поговорить?
Дин хотел было пройти мимо, будто не заметив, но всё же остановился.
- Куда ты вчера свалил, Кас?
- Дин, я насчёт того, что вчера сказал Бальтазар. Он так не думает. Он никогда не отказывал мне в помощи! Он…
- Твой друг, да, я в курсе. Он сообщил мне, что вы не разлей вода с пелёнок.
- Ты какой-то сердитый, - осторожно сказал Кас. – Он тебе что-то не то сказал?
- Нет, ничего такого, разве что я его бешу.
Кас почему-то покраснел.
- Не обращай внимания. Он просто вчера был немного не в духе. Он очень хороший человек на самом деле!
- Безусловно. Тебе пора идти, хороший человек ждёт тебя, чтобы пойти в Хогсмид, и, кажется, недоволен, что ты разговариваешь с каким-то тупым гриффиндорцем, которого ты знаешь меньше тринадцати лет.
- Почему ты злишься? – обиженно спросил Кас. – Я разве сделал тебе что-то плохое?
Не дожидаясь ответа, он развернулся и пошёл к своим. Дин открыл было рот, но махнул рукой. Да, зря он, пожалуй, нагрубил Касу. Но раз уж того интересует только уничтожение диадемы Равенкло, никуда не денется.
Хмурясь, Дин подошёл к Рону и Гермионе:
- А Эш где? Он не с нами?
Рон кивнул куда-то вбок. Там стоял Эш с рыжей девчонкой.
- Она таки пришла, - изумился Дин. – Я думал, она его просто динамила всё это время.
Рон пожал плечами:
- Кажется, нас осталось трое. Твой брат же не с нами?
- Нет, - Дин снова нахмурился. – Он со своими однокурсниками.
- Пойдёмте уже, - поторопила их Гермиона. – Там очередь, Филч у всех проверяет разрешения.

Перед ужином Дин не застал Каса в библиотеке, и после ужина он тоже вряд ли бы туда пришёл – был Хэллоуин, а по этому поводу банкет, обычно затягивающийся дольше, чем простые ужины.
Сотни тыкв светились зажженными внутри свечами, под затянутым тучами потолком парила стая летучих мышей, змеились молниями ярко-оранжевые транспаранты.
Столы ломились от яств, да таких, что школьники, уже объевшиеся в Хогсмиде сладостей, не только отведали всего, но еще взяли добавки.
После ужина привидения Хогвартса разыграли целое представление. Неожиданно вылетели из стен и столов, представляя сценки о том, как сделались привидениями. Огромный успех имел Почти Безголовый Ник, призрак Гриффиндора. Он очень живо изобразил, как ему безобразно отсекали голову.
Чудесный вечер не испортил даже Малфой.
— Привет от дементоров, Винчестер! — крикнул он, выходя из зала. Эта шутка уже давно перестала быть обидной, и Дин дружелюбно кивнул в ответ.

У портрета Полной Дамы, охраняющей вход в гостиную Гриффиндора, почему-то образовался затор.
— Что это все стоят? — удивился Рон. Дин поднялся на цыпочки: проем в гостиную был закрыт.
— Пожалуйста, расступитесь, — послышался голос Перси, и староста важно прошествовал сквозь толпу. — Почему такое столпотворение? Вы что, все забыли пароль? Извините, я староста школы…
И тут стало тихо. Сначала умолкли те, кто стоял ближе всех к проему. Скоро молчали все.
— Скорее позовите профессора МакГонагалл, — вдруг раздался пронзительный крик Перси, от которого словно повеяло холодом.
Все взгляды устремились к нему, стоявшие сзади поднялись на цыпочки.
— Что случилось? — спросила только что подошедшая Джо.
Дин с товарищами протиснулись к самому входу. Гермиона ахнула и схватила его за руку: Полная Дама с портрета исчезла, холст искромсан; пол усеян лоскутами; целый клок совсем вырван.
— Ох, и вредный же характер у Роберта Блэка! – весело сказал пролетающий мимо полтергейст Пивз.
- Что? – все дружно повернулись к нему.
- Что вылупились? – ещё пуще развеселился Пивз. – Имею сведения из первых рук! То есть – от Полной Дамы! Привет! – и он улетел.
Дин схватился за палочку. Блэк в замке! Наверное, он всё ещё где-то здесь! Его нужно найти!
- Всем оставаться на своих местах, - раздался суровый голос профессора МакГонагалл. – Не разбегаемся. Скоро Большой Зал подготовят, и старосты отведут вас туда. Там вы проведёте ночь. Вместе со всеми остальными учениками. Замок будет тщательно обыскан. Оснований для паники нет.
- Что за маразм, - зашипел Дин. – Очевидно же, что Блэк не смог попасть внутрь! Значит, там безопаснее всего! В Зале на детей будет проще напасть!
Гермиона молча наступила ему на ногу. Дин фыркнул. Ну почему он не взял с собой мантию-невидимку! Без неё от МакГонагалл ни за что не ускользнёшь.


следующая часть http://marliushka.diary.ru/p178491138.htm

@темы: фанфик, слэш, сверхъестественное