Марлюшка
Когнитивный динокас
Название: Дин Винчестер и Кубок Огня
Автор: Марлюшка
Категория: преслэш, слэш
Размер: миди (66 вордостраниц)
Предупреждения: кроссовер, гет, возраст главных героев – 14 лет.
Дисклеймер: некоторые абзацы практически скопированы у Ролинг.

Глава 1. Соседи

Дин Винчестер стриг газон. Во время такого занятия рекомендуется смотреть на объект своего труда, а не на улицу, но на улице, видимо, ожидалось что-то интересное, потому что Дин не сводил с неё глаз. Возможно, он ждал появления одной конкретной темнокожей девочки, потому что, увидев её, мгновенно бросил своё занятие и подбежал к изгороди.
- Кейси! – окликнул он девочку. Та замерла, словно в нерешительности – остановиться ли, пойти дальше? В итоге она повернулась к Дину и скрестила руки на груди. – Давно не виделись, верно?
- Давно, - холодно ответила Кейси. – Ты что-то хотел?
- Ну, - Дин немного растерялся от нерадушного приёма, - я думал, раз в прошлый раз у нас не получилось сходить в кино, может, сходим сейчас?
- О. Значит, преступника, который тебе угрожал, поймали?
- Не совсем… Знаешь, долго объяснять. Но теперь мне ничего не угрожает. Так как насчёт субботы?
- Ты знаешь, я занята в субботу.
- Может, тогда…
- Нет, - Кейси развернулась и зацокала каблучками. Дин ошарашено смотрел ей вслед. Какая-то девчонка отказала Дину Винчестеру?! Да она понятия не имеет, что теряет! Он, между прочим, уже трижды спасал мир! Правда, всё время от одного и того же злодея, так что спасение выходило каждый раз неокончательным, ну да зато василиска он убил вполне качественно. Хотя и с помощью неожиданно появившегося меча. Так, стоп! Нельзя позволять самооценке падать из-за какой-то девчонки!
И вообще, у него очень много дел этим летом. Ему и некогда по киношкам ходить.
Дин сердито пнул газонокосилку и заорал:
- Сэм!
В окно высунулся недовольный двоюродный брат:
- Чего надо?
- Иди докоси газон! Мне срочно нужно написать письмо Бобби!
Сэм поморщился. Он ещё не успел свыкнуться с мыслью, что самый разыскиваемый в магическом и магловском мирах преступник Роберт Блэк – добрая крёстная фея его старшего брата.
- Если вдруг прилетит сова от Джесс, зови меня сразу, ладно? – попросил он.
- Конечно.
- Кстати, ты видел Кейси?
- Что? Нет. Зачем она тебе?
- Мне? – удивился Сэм. – Я думал… Вы снова будете встречаться.
- Я ещё слишком молод, чтобы умирать, - высокопарно заявил Дин, стараясь в точности скопировать интонацию Драко Малфоя, у которого он и утащил эту фразу. – У меня нет времени на всякую ерунду.
- Ерунду? – изумлённо переспросил Сэм. – Дин, с тобой всё в порядке?
- Давай коси. Мне надо письмо писать, - Дин направился в дом. Правда, сегодня он уже успел написать Бобби, так что нужно было заняться чем-нибудь другим. Например, домашними заданиями. С несчастным видом Дин раскрыл учебник по травологии.
Тут раздалось хлопанье совиных крыльев – в раскрытое окно влетела сова. Дин отвязал от её лапки письмо.

Привет, Дин!
Это Джессика!
Кажется, я узнала всё, что ты просил! Все документы прилагаю. Сэму привет!
Чао!

- Дин, кажется, я видел сову Джессики, - раздался голос Сэма, а через секунду он сам появился в комнате. – Дин, ты что, читаешь моё письмо?!
- Это моё письмо! – обиделся Дин. – Она передаёт тебе привет.
- Джессика написала… тебе?
Дин закрыл письмо ладонью так, чтобы было видно только приветствие.
- Вот, видишь, написано: «Привет, Дин!»
- Почему она тебе пишет?
- Я… ладно, признаюсь. Она увидела в магазине кое-что и захотела для тебя купить, но засомневалась и решила спросить у меня. Доволен? – не говорить же брату, что его девушка помогает Дину ограбить банк! – Не говори ей, что я сказал.
Сэм смотрел хмуро.
- Ладно, я… пойду к себе, - откланялся Дин. – Ты бы сам ей написал, что ли, - он выскользнул из гостиной и пошёл в спальню.
Так, где-то здесь должны быть ложные чертежи «Гринготтса»… Нужно взглянуть на них, сравнить с теми, что прислала Джессика, может, удастся уловить какую-нибудь логику. А это что такое?
Дин вынул из чемодана плоскую деревянную шкатулочку. Когда это он её сюда положил?
Внутри лежит зеркало. Ах да, точно, это же подарок Каса на день рождения.
Зеркало остаётся отражающей поверхностью меньше доли секунды – едва Дин вынимает его из шкатулки, оно будто подёргивается рябью – и вот, оно показывает лицо Каса. Оба, Дин и Кас, вздрагивают от неожиданности.
Ну не странно ли, что Кас решил посмотреть в зеркало в то же время, что и Дин? Он ведь не сидит и не пялится в это зеркало часами. Конечно, нет. Наверное, он просто использовал его… как зеркало. Или он вызвал Дина каким-то образом – и Дину захотелось открыть шкатулочку. Может, она так работает.
Кас радостно машет рукой. Хмуро помахав в ответ, Дин показывает ему письмо Джессики. Пока Кас изучает его и приложенные документы, Дин карябает на бумажке «Встретимся и обсудим?». Глянув на эту записку, Кас пишет в ответ: «Мне нужно помешивать зелье каждые два часа. Может, зайдёшь ко мне домой?».
- Сэээээм? Мне надо уйти на пару часов!

***

- Ты живёшь на площади Гриммо? – удивился Дин, когда Кас привёл его к своему дому.
- Ну да. Это что-то значит?
- Здесь дом моего крёстного… и где-то здесь спрятан один из крестражей. Кстати, у меня есть ключ от дома Бобби, - вспомнил Дин. - Не хочешь сначала туда зайти?
- Извини, но мне нужно торопиться к зелью. Если ты очень хочешь пойти… можешь зайти ко мне потом…
- Да ладно, оба потом зайдём, - великодушно предложил Дин. – Идём к твоему зелью.
- Хорошо, - Кас улыбнулся. – Пароль от дома – “Клэр”.

Они оказались в небольшом круглом холле с большим количеством дверей. Дин только начал оглядываться – ему было очень интересно, как живут чистокровные волшебники, если только они не живут в Доме у дороги, - когда Кас предложил:
- Можешь пока посидеть здесь, а мне нужно в лабораторию.
- А мне нельзя с тобой? Я никогда не был в настоящей лаборатории.
- Вообще-то в Хогвартсе имеются «настоящие» лаборатории, - улыбнулся Кас.
- Вот уж что меня никогда не тянуло посетить в школе, - сказал Дин прежде, чем понять, что сам себе противоречит.
- Идём, - засмеялся Кас. – Пароль для лаборатории – «Чёрная земля».
Они вошли в одну из дверей и начали спускаться по лестнице.
- Клэр – это твоя мама? – нерешительно спросил Дин.
- Нет. Маму звали Амелия. Мы с папой решили, что это был бы слишком простой пароль.
- А… это просто случайное имя?
- Это… это должно было быть имя моей сестры, - голос Каса звучал глухо. – Никто не знает, как родители хотели её назвать, так что…
Дин чувствовал себя ужасно неловко. К счастью, спустились они быстро.
Лаборатория впечатляла. Столы, шкафы, оборудование, зеркала…
- Это Сквозные зеркала? – поинтересовался Дин, подойдя поближе к группе зеркал, установленных на красивые металлические подставки. – Или ты просто любуешься собой в процессе работы с четырёх ракурсов?
- Сквозные, - улыбнулся Кас. – Отцу из-за высокой секретности нельзя иметь дома каминную сеть, так что я только через них общаюсь с внешним миром.
- Ясно. А тут что раньше висело? – Дин кивнул на невыцветший прямоугольник обоев. Там явно раньше была чья-то колдография.
- Там? Там висели кое-какие заметки по поводу одного из экспериментов. Недавно стали не нужны, и я их снял.
Дин усомнился, что какие-то заметки могли оставить такой заметный след – судя по нему, нечто висело там года два-три, но вслух ничего не сказал. Одно из зеркал внезапно явило ему светлый лик профессора Кроули. От неожиданности Дин даже подпрыгнул.
Профессор хмуро скользнул взглядом по Дину, приветственно улыбнулся Касу. Тот тоже улыбнулся, кивнул и поднёс зеркало поближе к котлу, в который уже успел чего-то досыпать, пока Дин озирался. Кроули что-то накарябал себе в блокнот, оценивающе оглядев зелье, и исчез. Только тогда Дин отмер.
- Это что ещё? – выдохнул он. – Он что, появляется, когда захочет и осматривается тут?
- Нет, конечно, - удивился Кас. – Во-первых, контакт устанавливается, только если оба владельца зеркал в них смотрят. Во-вторых, он приходит строго по расписанию, в критические для зелья моменты. У нас всё согласовано.
- Я думал, у тебя типа секретная лаборатория.
- Не для профессора же Кроули! Он сам помогал мне тут обустраиваться. На втором курсе, когда я стал варить более сложные зелья.
- Ещё более сложные, чем противоядие от сыворотки правды, ага, - припомнил Дин.
- Ну, я не говорил ему, что сварил его.
- Короче, вы с ним дружбаны, как я посмотрю. Не договоришься с ним по поводу моих оценок, а? Да ладно, не смотри на меня так. Шучу. Но если вдруг надумаешь… А это чьи зеркала, если не секрет?
- Папы, Мэг и Бальтазара.
- Мэг, угу. Твоя не-девушка. Ты опять смотришь на меня так! Перестань!
- Дин, я же говорил, что мы вместе работали над несколькими зельями.
- Ну конечно. Я так всё и понял. А Бальтазар что, тоже продвинутый зельевар?
- Нет, довольно посредственный. Просто иногда приходится сидеть здесь часами, и мы общаемся.
- Угу, - буркнул отчего-то недовольный Дин. – Как я мог забыть, что он был твоим лучшим тринадцать лет. Он ведь…
- Дин, - сухо сказал Кас, - он был моим единственным другом тринадцать лет.
Дин смешался. Он совсем не хотел обижать Каса, просто… просто, как обычно, болтал, не думая.
- Пойдём наверх, - так же сухо продолжил Кас.

Глава 2. Хитрый план

- У тебя есть кот? – удивился Дин, присев и поманив полосатого красавца, осторожно выглядывавшего из-за кровати.
- Его зовут Януш, - голос Каса потеплел.
- Януш?
- Польское имя. Януш, кс-кс! Это хороший дядя, он тебя не тронет.
- Дядя? – переспросил Дин. – Ну спасибо за дядю. А чего ты его в Хогвартс не берёшь?
- Конечно, беру, - теперь Кас удивился. – Ты просто его не видел. Он не очень общительный.
«И есть в кого», - подумал Дин, но благоразумно промолчал. Он едва успел порадоваться, что разговор свернул в далёкое от Бальтазара русло, как вышеозначенный равенкловец появился в одном из расставленных на столе зеркал. Так у них с Касом ещё и не одна пара Сквозных! Может, в каждой комнате стоят?
Бальтазар показал Касу какую-то заметку из «Ежедневного пророка» - пока тот читал, сам он настороженно смотрел на Дина. Дин незаметно для Каса показал ему язык. Потом Кас с Бальтазаром стали быстро обмениваться какими-то непонятными для Дина знаками, при этом оба хмурились и озабоченно кивали. У них уже и язык жестов, значит, сформировался. Дин тем временем осматривался. Книги, книги. На стене колдография Каса – угадайте, с кем? С Бальтазаром. Даже жалко становилось Каса. Но Бальтазар Дина всё равно бесил ужасно.
Наконец Бальтазар исчез, и Кас, всё ещё хмурясь, повернулся к Дину.
- Извини, - сказал он. – Родители одной нашей одногруппницы погибли.
- Чьи?
- Беллы Талбот.
- О, её я знаю. Красивая девчонка.
Кас пожал плечами.
- Ладно, давай к делу, - вздохнул он, скинув обувь и забираясь с ногами на кровать. – Я узнал, что Гринготтс принимает студентов на что-то вроде летней практики. Типа опыт работы в банке, и, естественно, используют по полной и платят гроши. Я решил, это может нам пригодиться.
- Конечно, пригодится! – обрадованно воскликнул Дин. – Что нужно делать?
- Особенно ничего. Прийти на собеседование.

***

Гоблин шебуршал бумажками, не глядя на Дина. Даже не было понятно, относятся к Дину эти документы или просто гоблину больше некогда ими заниматься, кроме как во время собеседований.
- Почему Вы хотите работать у нас? – внезапно спросил гоблин, вперив в Дина взгляд.
- Э, - растерялся Дин. – Просто хочу работать. Э… Приносить пользу.
- Какой Ваш любимый предмет?
- Защита от Тёмных Искусств.
Мрачно кивая, гоблин снова закопался в бумажки.

***

В ожидании Каса Дин засел в кафе Фортескью и хмуро лопал мороженое. Он взял и для Каса, но тот почему-то задерживался, и Дин слопал и его порцию тоже. Вкусно.
- Ну что? – спросил он у появившегося наконец Каса. – Взяли тебя?
- Конечно, - удивился Кас. – Они всех берут.
- Ну-ну. Меня вот не взяли.
- Нет? – испуганно спросил Кас. – Но как тогда…
- Ты там всё разузнаешь, - вздохнул Дин. – А потом я туда проберусь и уделаю этот крестраж.
- Дин, может быть, лучше я…
- Нет. Я всё сделаю сам. С тебя только информация.

После каждого рабочего дня Каса (официально они длились по два часа, но тот всё время задерживался) они с Дином встречались у Фортескью, и Кас выкладывал всё, что узнал.
Банк пускает сотрудников по магическим пропускам. Для такой мелкой сошки, как Кас, личной ежедневной проверки нет, ведь они работают только с второстепенными документами, предназначенными для рассылки или уничтожения. К счастью, у одной из ответственных за практикантов девушек роман с Биллом Харвеллом, и тот иногда показывает ей что-нибудь интересное за пределами дозволенной практикантам зоны. Иногда Касу удаётся проскользнуть за ними в мантии-невидимке.
- Завтра он обещал показать ей дракона, Дин, - говорит Кас спустя три недели с того момента, как он начал работать в банке. – А Джессика писала, что сейф Лестрейнджей охраняет дракон. Я не думаю, что у них много драконов – гоблины всегда плохо с ними ладили.
- Дракон, значит, - хмыкает Дин. – Завтра, значит. Что ж, разберёмся. Отдавай мне свой пропуск. Завтра у тебя выходной.
Кас молчит и смотрит куда-то вниз.
- Ну? – торопит его Дин. Кас, будто на что-то решившись, поднимает голову и говорит:
- Пропуск так устроен, что его нельзя на долгое время передать другому человеку. Давай встретимся завтра перед работой, и я отдам его тебе.
- Ладно, - соглашается Дин. – Давай завтра.

На следующий Дин в условленное время пришёл в кафе и, ничего не заказывая, стал ждать Каса. Тот опаздывал – кажется, впервые за всё время, что Дин его знал. Время шло, кафе заполнялось, пришлось заказать мороженого, чтобы не выставили. Ничего, придёт Кас и съест.
Кас всё не приходил, и Дин успел съесть несколько мороженых и сто раз заглянуть в прихваченное с собой Сквозное зеркало. Что могло случиться? Может, пойти к нему домой? Может, он просто проспал? Вот впервые в жизни взял да и проспал?
И когда Дин наконец решился пойти к Касу и встал из-за столика, раздался страшный шум. Звуки тысячи бьющихся стёкол, рёв какого-то гигантского животного, крики…
Протискиваясь между повскакивавшими с мест посетителями кафе, Дин выбежал на улицу. Крыша Гринготтса, сделанная из особого гоблинского стекла, неуязвимого к любой магии, была уже не горделивым куполом, а торчала над зданием уродливыми стеклянными огрызками. Вдаль уносилось огромное крылатое животное, и Дину не понадобилось много времени для того, чтобы понять, что это был дракон.
Он ещё долго околачивался около здания, пытаясь выяснить, что произошло, но всё, что ему удалось узнать – что пострадавших нет. Но и Кас не вышел из здания, не появился дома, не выглядывал в Сквозное зеркало. Что, если дракон его испепелил прямо на месте? Какого чёрта этот придурок решил, что справится сам? Почему он не мог дать Дину сделать своё дело? А его отец вообще непонятно когда окажется дома и узнает, что сын пропал!
Или, может быть, дракон просто решил полетать, а Кас сегодня не приходил в Гринготтс? Но куда он тогда делся?
Дина просто разрывали злость и беспокойство. Если Кас жив, он ему нос сломает.

Вечером, когда Дин в очередной раз безо всякой надежды позвонил в Касову дверь, она вдруг открылась. На пороге стоял Кас – помятый, какой-то пыльный, но живой и вроде целый. Беспокойство тут же улетучилось, осталась только злость.
- Ты где был? – рычит Дин.
- Я только что пришёл, - быстро оправдывается Кас. – Я отправил тебе оттуда сову.
- Откуда?
- Извини, он далеко меня занёс.
- Кто?
- Дракон…
- Дракон?! Ты что, был на драконе?
- Дин, я сейчас объясню всё по порядку….
- Ты уничтожил крестраж?
- Да…
- Уверен?
- Да…
- Ну и всё, - Дин сделал шаг назад. – Я больше не нуждаюсь в твоих услугах, Кастиэль.
Кас вздрогнул. Ещё бы, дружескую помощь опустили до «услуг». И полное имя – Дин давно не называл его полным именем. Дин больше не нуждается… в нём.
Дин трансгрессировал с независимым видом – а ведь так и не было случая сказать Касу, что он умеет трансгрессировать. Попал он в парк недалеко от Тисовой улицы, но домой не пошёл, хотя и не жрал ничего с утра, кроме мороженого, а сел на качели и откинулся назад, закрыв глаза.
Кас, конечно, извинится. И когда-нибудь Дин его простит. Но не скоро, это уж точно. А если и простит, то только потому, что очень уж охота послушать, что же там всё-таки произошло. Наверное, надо было его всё-таки выслушать. Может, он встретил начальника на подходах к банку и вынужден был зайти. Мало ли что могло произойти. Нет, Дин быстро его простит.

Дома его действительно ждала сова от Каса, которую он отправил «оттуда, куда его занёс дракон». Но там не было никаких подробностей – лишь сообщалось, что он всё объяснит при встрече.
Следующая сова прилетела наутро, но не с извинениями. Она принесла только динову мантию-невидимку.
Кажется, Кас оскорбился всерьёз.

В зеркало Кас больше не заглядывал, и через какое-то Дин снова разозлился и запихал его на дно чемодана. Разобьётся? Ничего страшного.

В августе Дин вспомнил, что хорошо бы наведаться в дом Бобби. Ну и что, что это рядом с Касом? Что ему – теперь на площадь Гриммо путь заказан из-за того, что Кас свалял дурака?
На этом доме, кажется, не стояло никакой магической защиты – или данный Бобби ключ нейтрализовал её. Внутри было пыльно, мрачно и неубрано – хотя откуда бы взяться такому беспорядку, если дом нежилой? Не специально же его засоряли?
Перед ним с хлопком появился домовик. Дин сперва было испугался, что это Добби, который опять начнёт его от чего-нибудь спасать, но нет, это был…
- Кикимер, домовик дома Блэков, - представился домовик. – Кто это притащился в дом Блэков?
- Я Дин Винчестер, - попытался быть вежливым Дин. – Я крестник Роберта Блэка, и он сказал, что я могу заходить, когда я захочу.
Впрочем, ему уже не очень-то и хотелось проходить дальше.
Кикимер склонился с каким-то непонятным бормотанием.
- Слушай, Кикимер, - Дина осенило, и он надеялся, что правильно понял имя домовика, - а ты случайно не видел в этом доме медальона с профилем Слизерина?
Он ждал чего угодно – вежливого мотания головой, задумчивого «кажется, был такой», равнодушного «да у нас тут их горы завалялись», но никак не истеричных рыданий.
- Плохой Кикимер! Плохой Кикимер!
Кажется, Дин рано поспешил подумать, что все домовики разные – этот оказался такй же истеричкой, как и Добби. Он уже собрался было втихую смыться домой, когда сквозь рыдания донеслось:
- Плохой Кикимер! Не смог уничтожить медальон!

Итак, все пять неодушевлённых крестражей уничтожены. Дин вышел из дома крёстного воодушевлённый и даже накормленный – после того, как Дин проткнул медальон клыком, Кикимер воспылал к нему если не любовью, то чем-то хорошим. Благодарностью, например.
Собираясь трансгрессировать, Дин оглянулся на окна дома Новаков – но в магические окна нельзя заглянуть снаружи, так что, даже если в каком окне и шевельнулась занавеска, Дин этого не увидел.

Глава 3. Чемпионат и Турнир

Когда Сэм уехал на Чемпионат мира по квиддичу (а перед этим на пару дней в гости к Джессике), Дин впервые в жизни остался с Дурслями один. Как с ними общаться, он не имел понятия. За столом разговор обычно поддерживал Сэм, а теперь во время еды висело неловкое молчание. Если они хотели, чтобы Дин сделал какую-то работу по дому сверх своих обычных обязанностей, они говорили «Сэм, скажи Дину, чтобы он…». Вообще-то, спящими Дурсли устраивали Дина больше всего.
Впрочем, они могли бы и дальше игнорировать друг друга, пусть это и было неловко, если бы не письма Сэма. Ему, конечно, и в голову не пришло дублировать письма к родителям и к двоюродному брату, и он писал им поочерёдно. И тогда приходилось просить дать почитать письмо.
В день чемпионата Сэм прислал несколько колдографий из палаточного лагеря. Вот он с Джессикой на фоне ирландских украшений, а вот с ними ещё какой-то парень, Брэди, что ли.
«По-моему, тут собрался весь Хогвартс, кроме тебя, Дин», - писал Сэм.
Интересно, Кас тоже там? Говорил же, что не очень-то любит квиддич.
«Тут продаются омнинокли – такие бинокли с функцией записи, так что я запишу для вас весь матч и парад талисманов команд…»
«Тебе бы понравились вейлы, Дин…»
«Ирландия победила…»
«Утром отправляемся домой, а сейчас идём праздновать…»

На следующее утро Дин проснулся, как только услышал, что к дому подъехала машина, и сразу побежал вниз. Родители Джессики были маглами, так что они забрали Сэма к себе на машине, наверное, сейчас они привезли его домой. Он увидел в окно двоих взрослых людей и с ними Сэма. Кажется, это были родители Джессики. Но где же она сама?
Тётя Петунья тоже услышала, как подъехала машина, и сейчас уже спешила открыть дверь.
- Здравствуйте, миссис Мур, - приветливо улыбнулась она и осеклась. Миссис Мур была очень бледна, и глаза у неё были опухшие, как будто она плакала много часов. Сэм угрюмо проскользнул мимо родителей и брата к себе в комнату и заперся. Миссис Мур, пробормотав что-то, заспешила обратно к машине.
Сэм никак не хотел открывать дверь, и дяде Вернону пришлось взломать замок. Сэм лежал на кровати и смотрел в потолок пустыми глазами, рядом с ним лежала сегодняшняя газета. Трое вошедших сразу увидели огромный заголовок – «Трагедия на Чемпионате мира по квиддичу».
«Пожиратели Смерти… пособники Сами-знаете-кого… нападение на волшебников магловского происхождения… трагическая смерть… Джессика Мур… соболезнования… виновные разыскиваются».
Тётя Петуния погладила Сэма по голове, и затем родители вышли, решив, что ему надо побыть одному. Дин тоже потянулся было к выходу, но Сэм тихо позвал:
- Дин.
Дин вернулся и молча сел на кровать младшего брата.
- Я думал, все приспешники Сам-знаешь-кого давно арестованы, - заговорил наконец Сэм.
- Нет, - хмуро ответил Дин. – Не всегда удаётся найти доказательства.
- Это ведь ты его остановил, да?
- Угу.
- Мы никогда с тобой об этом не говорили.
- Не о чем особо говорить. Я сам всё знаю от третьих лиц.
Снова помолчали.
- Дин, я должен их найти. Тех, кто убил Джессику.
- И что потом? Убьёшь их?
- Нет, конечно… Я… сдам их… властям.
Дин непонятно хмыкнул.
- Дин, ты ведь занимаешься боевой магией? Ты ведь тоже за кем-то охотишься, я же вижу.
- Ну… допустим.
- И Джессика ведь тебе с чем-то помогала? Она мне намекнула, но не захотела рассказывать.
- Ну да, но…
- Дин, я хочу охотиться вместе с тобой. Пожалуйста. Ведь это тоже связано сам-знаешь-с-кем?
Дин замолчал. Конечно, это его младший брат, которого он должен оберегать… но подготовить его к будущему, обучить всему… кроме того, Сэм показал себя с лучшей стороны во время охоты на василиска… и сейчас он старше, чем был Дин, когда на первом курсе столкнулся с Волдемортом.
- Хорошо, Сэм. Я тебя всему научу и со временем позволю помочь. Но у меня два условия.
Сэм не стал кричать «Какие угодно!», просто выжидательно посмотрел.
- Во-первых, ты во всём слушаешься меня. Во-вторых, ты называешь Волдеморта Волдемортом. Все эти сам-знаешь-кто меня очень бесят.
- Принято. Когда мы начнём?
- Как только ты будешь готов.
- Я уже готов.
- Ну… тогда надо уйти подальше от дома, что Министерство нас не засекло. И… поговори с родителями, что ли.

***

Загрузив багаж и Сэма в одно из купе Хогвартс-экспресса, Дин сказал:
- Ты подожди здесь… я на минутку отойду.
Сэм кивнул, он не хотел видеть никого из хогвартских друзей и выслушивать соболезнования. Дин торопливо вышел в коридор, сделав вид, что кого-то ищет. Ему хотелось «случайно» наткнуться на Каса и поговорить с ним. Они уже месяц как были в ссоре.
Вместо этого он наткнулся на Бальтазара. Тот стоял к нему спиной и болтал с Эшем.
- А где Новак? – как раз спросил Эш, и Дин замер, чтобы его не увидели. – Вы же всё время парой ходите?
- Он в купе. Сказал, хочет побыть один. Ну, там с ним ещё Падма и Терри.
- А ты чего не с ним, не соскучился за лето?
- Во-первых, прекрати свои намёки. Во-вторых, мы весь август вместе были. У нас… было кое-какое дело. Не в Лондоне. Не буду о нём особо распространяться. В общем, соскучиться я ещё не успел.
Дальше Дин слушать не стал и вернулся в купе. Ну и прекрасно, если Кас нашёл себе занятие поинтереснее и друга получше, пусть так и остаётся. У него теперь есть Сэм.
С Сэмом была какая-то девочка, без умолку трещавшая. Сэм посмотрел на брата несчастным взглядом, и Дин почти вежливо выставил гостью из купе.
- Кто это? – поинтересовался он и хотел было пошутить, но сдержался – Сэм, конечно, не подавал виду, что ему тяжело, но вряд ли он уже оправился после смерти Джессики.
- Это Бекки Розен, - страдальчески вздохнул Сэм. – Она со второго курса Хаффлпаффа, и ей всё время от меня чего-то надо. Джессика умела её отвадить, - его голос дрогнул.
- Аа, понятно. Колин Криви номер два, спешл эдишн фо Сэм. Ну, у тебя хотя бы не мальчик.

***

Большой зал был, как всегда, великолепен и подготовлен для традиционного банкета по случаю начала семестра. Золотые кубки и тарелки мерцали в свете тысяч свечей, плавающих в воздухе над приборами. За четырьмя длинными столами факультетов расселись студенты, оживленно переговариваясь; на возвышении, по одну сторону пятого стола, лицом к ученикам, сидели преподаватели. Дин и Сэм, пройдя мимо слизеринцев, равенкловцев и хаффлпаффцев, уселись вместе с остальными за гриффиндорский стол рядом с Почти Безголовым Ником — факультетским привидением. Ник, жемчужно-белый и полупрозрачный, сегодня вечером был одет в свой обычный камзол, но зато с необъятных размеров плоеным воротником, служившим одновременно и праздничным украшением, и гарантией того, что его голова не станет уж слишком шататься на не до конца перерубленной шее.
После распределения факультетам и сытного ужина взяла слово профессор МакГонагалл. Сегодня она не ограничилась обычными предупреждениями («Запретный лес под запретом») и представлением новых учителей (Аластар Грюм – Защита от Тёмных искусств).
- В ближайшие месяцы, - продолжила профессор МакГонагалл, - мы будем иметь честь принимать у себя чрезвычайно волнующее мероприятие, какого еще не было в этом веке. С громадным удовольствием сообщаю вам, что в этом году в Хогвартсе состоится Турнир Трех Волшебников.
— Вы ШУТИТЕ! — оторопело произнес Фред Харвелл во весь голос.
Турнир Трех Волшебников был основан примерно семьсот лет назад как товарищеское соревнование между тремя крупнейшими европейскими школами волшебства — Хогвартсом, Шармбатоном и Дурмстрангом. Каждую школу представлял выбранный чемпион, и эти три чемпиона состязались в трех магических заданиях. Школы постановили проводить Турнир каждые пять лет, и было общепризнано, что это наилучший путь налаживания дружеских связей между колдовской молодежью разных национальностей — и так шло до тех пор, пока число жертв на этих соревнованиях не возросло настолько, что Турнир пришлось прекратить.
И, значит, в этом году Турнир возобновлялся!
Дин был полон предвкушения. Ха! Он станет Чемпионом, без сомнения! Он прошёл такую подготовку, какая и не снилась простым школьникам!
— Были ведь жертвы? — тихо спросила Гермиона, встревоженно осматриваясь, но большинство студентов в зале и не думали разделить ее беспокойство, многие шепотом переговаривались, и всех гораздо больше интересовали подробности Турнира, чем какие-то несчастные случаи, произошедшие сотни лет назад.
— За минувшие века было предпринято несколько попыток возродить Турнир, — продолжала МакГонагалл, — но ни одну из них нельзя назвать удачной. Тем не менее, наши Департаменты магического сотрудничества и магических игр и спорта пришли к выводу, что пришло время попробовать еще раз. Все лето мы упорно трудились над тем, чтобы в этот раз обеспечить условия, при которых ни один из чемпионов не подвергся бы смертельной опасности.
Главы Шармбатона и Дурмстранга прибудут с окончательными списками претендентов в октябре, и выборы чемпионов будут проходить на День Всех Святых. Беспристрастный судья решит, кто из студентов наиболее достоин соревноваться за Кубок Трех Волшебников, честь своей школы и персональный приз в тысячу галлеонов. Но! Я знаю, что каждый из вас горит желанием завоевать для Хогвартса Кубок Трех Волшебников, однако Главы участвующих школ совместно с Министерством магии договорились о возрастном ограничении для претендентов этого года. Лишь студенты в возрасте — я подчеркиваю это — семнадцати лет и старше получат разрешение выдвинуть свои кандидатуры на обсуждение. Я лично прослежу за тем, чтобы никто из студентов моложе положенного возраста при помощи какого-нибудь трюка не подсунул нашему независимому судье свою кандидатуру для выборов чемпиона. Поэтому настоятельно прошу — не тратьте понапрасну время на выдвижение самих себя, если вам еще нет семнадцати.
По залу прокатился ропот разочарования. Дин был возмущён. При чём здесь возраст? Да он такое повидал, с чем не сталкивалась и сама МакГонагалл! Он размажет по стенке любого семнадцатилетнего!
- Делегации из Шармбатона и Дурмстранга появятся здесь в октябре и пробудут с нами большую часть этого года. Не сомневаюсь, что вы будете исключительно любезны с нашими зарубежными гостями всё то время, что они проведут у нас и что от души поддержите хогвартского чемпиона, когда он или она будет выбран. А теперь — уже поздно, и я понимаю, насколько для вас всех важно явиться на завтрашние уроки бодрыми и отдохнувшими. Пора спать! Не теряйте времени!

Глава 4. Перемирие

На следующее утро все ученики без исключения обсуждали не новое расписание, а предстоящий турнир. Нет, одно исключение всё же было – Гермиона, которая решила побороться за права домовых эльфов и убеждала всех присоединиться к ней. Надо сказать, время она выбрала для этого крайне неудачное. Обидевшись на всех, после уроков она удалилась в библиотеку. Дин, уверившись, что Сэм в порядке, и договорившись с ним после ужина попрактиковаться в боевой магии в каком-нибудь пустом классе, тоже пошёл в библиотеку. Он уверенно направился к Запретной секции, но дорогу ему преградила мадам Пинс.
- Чёрт! – Дин вспомнил, что его разрешение на посещение секции просрочено. – Ну почему все учителя, выдающие мне разрешения, увольняются?
Он неохотно побрёл к обычным стеллажам. Строго говоря, он понятия не имел, что искать. Обычно самые полезные книги находил Кас. Бестолково проныкавшись туда-сюда и предсказуемо не найдя ничего по поиску волдемортовых змей, он направился к выходу, где и столкнулся с Касом. Хотел было пройти мимо, но тот неожиданно схватил его за руку.
- Чего те..., - начал было Дин, но Кас молча сунул ему в руку какой-то пергамент и пошёл дальше. Дин развернул его:

В связи с учебной необходимостью прошу разрешить студенту 4 курса Дину Винчестеру посещение Запретной секции библиотеки Хогвартса.
Профессор Северус Ф. Кроули

Кроули выдал ему разрешение? Да это просто невозможно! Он всегда терпеть Дина не мог! Дин метнулся за Касом.
- Эй, Кас! – тот нехотя обернулся. – Спасибо.
- Ты достал для меня такое же в прошлом году, - безжизненно ответил Кас, снова поворачиваясь спиной.
Можно было тоже отвернуться и уйти. В конце концов, ему что, больше всех надо? Он так и сделает, только сначала выяснит пару деталей.
- Как ты его достал?
- Просто попросил, - чёртов Новак даже не оборачивается.
- Не знал, что ваши отношения настолько далеко шагнули, - хмыкнул Дин. Кас молчит. – Как прошёл август? Отдохнул от Лондона с лучшим другом?
Кас неуверенно вздрагивает и поворачивается:
- Почему тебя это касается?
В самом деле, почему это его касается? Ему только нужно выяснить подробности уничтожения крестража. Но сейчас на него вдруг накатывает апатия, ничего не хочется знать. Дин снова идёт к выходу.
Кас идёт за ним.

- Здесь услышат, - шепнул Кас. – Идём в Комнату.
Они направились к Выручай-комнате. Тут Дину пришло в голову, что они с Сэмом могли бы тренироваться там – или не говорить брату о ней? Кас-то наверняка сказал своему дружку.
- Бальтазар ведь знает о ней, так? – спросил он.
- Он и нашёл её, - ответил Кас.
- Ты же сказал, что ты!
- Он нашёл её и предложил мне показать тебе и сказать, что её нашёл я.
- Зачем?! – сказать, что Дин шокирован, значит ничего не сказать.
- Он переживал, что мы поссорились из-за него. Это было что-то вроде извинения.
Дин даже остановился на секунду, настолько это непохоже на того Бальтазара, какого он знал. Точно, они уже ссорились с Касом в прошлом году. Кто бы мог подумать, что об этом переживал кто-то, кроме них двоих! И вообще, Дин не переживал. И сейчас не переживает. Он просто хочет всё выяснить. И вообще, он всегда думал, что Бальтазар хотел, чтобы они с Касом поссорились.
- Он больше никому не показывал Комнату, - сказал Кас, как будто именно это сейчас волнует Дина.
Они вошли внутрь и сели на предоставленный Комнатой диван.
- Мы были в Шотландии, - начал Кас. – Лечили дракона. Он был ослеплён, и мы возвращали ему зрение.
- Вернули?
- Да.
- Поздравляю, - буркнул Дин. – Значит, ты взламываешь сейф, уничтожаешь крестраж, садишься на слепого и ручного дракона, прилетаешь в Шотландию, а Бальтазар, которому как раз нечего делать, за компанию помогает тебе восстанавливать зрение милого домашнего существа.
- Он не был милым и ручным, - Кас непонимающе нахмурился. – Было очень сложно уговорить его не сопротивляться лечению. И мы не вдвоём этим занимались. Нам… это всё неважно.
- Даже пропустили Чемпионат по квиддичу.
- Я не люблю квиддич и вообще чемпионаты, - Кас снова нахмурился. – а Бальтазар… он…
- Да, твой лучший друг, я помню. И попробуй только скажи, что единственный! Твоё тело в этой комнате никто не найдёт. Ох, ну что ты вылупился на меня? Ты не считаешь меня другом или что?
Кас, ничего не говоря, опустил глаза в пол.
- Слушай, я наговорил тебе гадостей. Был неправ и всё такое. Ты вообще-то обманул меня. Учти, я извиняюсь первый и последний раз в жизни. Больше ты такого не увидишь.
- Ты тоже извини, - тихо ответил Кас. – Но там было слишком опасно. А я хотя бы примелькался и ориентировался на местности.
- Считаешь меня нюней, - кивнул Дин. – Спасибо. Кстати, по поводу опасности – не знаешь, как обмануть судью Турнира насчёт моего возраста?
- Дин! – с укором воскликнул Кас.
- О нет, - Дин спрятал лицо в ладонях. – Я знаю этот взгляд! Он у вас с Гермионой один на двоих! Сейчас будет много чтения морали!
- Дин, тебе не следует нарушать правила, чтобы подвергать свою жизнь опасности…

***

- Я сочувствую твоему брату, Дин. Я хотел прийти на похороны… Но у нас на факультете кое-что произошло… Слышал же про Анну?
- Анну? Милтон? Рыжая такая? А что с ней?
- Она выступила с открытым письмом и сказала, что не может считать себя частью жестокого магического сообщества. Отказалась от магических способностей.
- Ого, - Дин присвистнул. – Может, передумает?
- У неё не будет такой возможности. Ей стёрли память, а палочку сломали. Теперь она обычная магла, которая время от времени будет удивляться происходящим с ней странностям, но никогда не поймёт, в чём дело.

***

Несмотря на предупреждения профессоров и осторожных друзей, многие младшекурсники пытались найти способ на время себя состарить. Некоторые щедро делились своими планами, некоторые держали их в секрете и только хмыкали, Дин же не мог найти ничего подходящего. Он был уверен, что Кас или Сэм могли бы найти для него что-нибудь подходящее, но эти двое спелись и всегда держали наготове свежую нотацию. Теперь они были в одной команде и вместе искали информацию о поиске змей – Дин сначала немного напрягся, ожидая, что Кас обидится, что Дин всё рассказал своему брату, а самому Касу нельзя поделиться с Бальтазаром, но тот ничего такого не сказал.
И вот, в один прекрасный октябрьский день Дин вошёл в Выручай-комнату и увидел там Сэма, Каса и… змею.
- Что это? – непонимающе спросил он. – Зачем это?
- Это Нагайна, змея Волдеморта, - вежливо представил гостью Сэм.
- Что? Как? Вы провели ритуал в Хогвартсе? И без меня?
- Сэм использовал свои способности, - прервал его Кас.
- Какого хрена, Сэм! – Дин рассвирепел. – Кас, почему ты ему позволил!
- Каса при этом не было, - спокойно ответил Сэм. – Почему ты злишься? Это была необходимость. Иначе мы бы не справились. Нам нужна была эта змея. Не хочешь её убить? Я ждал тебя.
- Ты не должен использовать эти способности! – орал Дин.
- Я не понимаю, почему это так тебя волнует, Дин, но я не планирую их больше использовать. Кончай орать и убей змею.
- А ты что скажешь, Кас? – Дин повернулся к равенкловцу. Тот вздрогнул.
- Да, Кас, скажи ему, что это нормально – использовать свои способности! – воскликнул Сэм.
- Извини, Сэм, - сказал Кас. – Я нахожу твои способности очень подозрительными и тёмными. Кроме того, непонятно, как они к тебе попали, они не характерны для маглорожденных.
Сэм вспыхнул и встал с дивана.
- Пойду допишу своё эссе по зельеварению, – сказал он. – Делайте с ней, что хотите. Можете вообще отпустить.

- Что теперь? – спросил Кас. – Все крестражи уничтожены. Остался сам Волдеморт.
Дин совсем недавно приучил его называть желтоглазого по имени и поэтому сейчас одобрительно улыбнулся.
- Наверное, так, - сказал он. – Я только выиграю Турнир сначала, а потом им займусь, ладно? – он весело засмеялся над укоризненным лицом Каса. – Ладно, идём в Большой зал. Сегодня вроде должны прибыть участники из других школ, может, успею до их появления устроить Сэму головомойку.

***

Большой зал был украшен к приезду гостей. На стены вывесили огромные флаги всех факультетов: гриффиндорский – красный с золотым львом, Равенкло – бронзовый орёл на синем фоне, жёлтый с чёрным барсуком хаффлпаффцев и зелёное знамя с серебряной змеёй Слизерина. Позади профессорского стола развевалось невероятных размеров полотнище с гербом Хогвартса: большая буква «X» в окружении льва, орла, барсука и змеи. Вечером все ученики рядами спустились по главной лестнице и выстроились перед замком. Был ясный холодный вечер. Сгущались сумерки. Бледная призрачная луна уже взошла над Запретным лесом.
– Смотрите! – Ронда Хёрли указала на небо в стороне Запретного леса.
Нечто огромное, куда больше метлы, нет, целой сотни мётел, летело по иссиня-чёрному небу, быстро увеличиваясь в размерах.
– Дракон! – пискнул насмерть перепуганный Кевин Тран.
– Ты что, дурак? Это летучий дом! – уверенно заявил крошка Дэннис Криви.
Его догадка оказалась близка к истине. Гигантская чёрная тень почти касалась верхушек деревьев. Льющийся из окон замка свет озарил приближающееся чудо – огромную синюю карету, подобную башне. Её тянула по воздуху дюжина крылатых золотых коней с развевающимися белыми гривами, каждый величиной со слона.
Открылась дверца, украшенная гербом: две скрещённые золотые палочки, из каждой вылетают по три красные звезды; с облучка прыгнул мальчик в голубой мантии, наклонился, что-то нашарил на полу кареты и развернул золотые ступеньки. Тут же почтительно отпрыгнул назад, и из кареты появилась чёрная лаковая туфля размером не меньше детских санок, и сразу же за ней изумлённым зрителям явилась её обладательница. Таких великанш Дин никогда в жизни не видел. Пожалуй, даже Хагрид был меньше неё. Видимо, это была мадам Максим, директор Шармбатона.
Откуда-то из темноты донёсся престранный звук – погромыхивание, сопровождаемое всасывающим хлюпаньем, как если бы гигантский пылесос двигался по речному руслу.
– Озеро! – крикнул Ли Джордан. – Гляньте на озеро.
Стоя на возвышении у замка, они отчётливо видели внизу чёрную гладь воды, которую теперь уже нельзя было назвать гладью. В середине озера появились завихрения, затем огромные пузыри, глинистый берег захлестнули волны, и вдруг в самом центре возникла воронка, как будто на дне вынули огромную затычку. Из самой её сердцевины медленно поднимался длинный чёрный шест.
– Это мачта, – объяснил кому-то Кормак Маклагген. Величественный корабль неторопливо всплывал из воды, мерцая в лунном свете. У него был странный скелетоподобный вид, как у воскресшего утопленника. Тусклые огни иллюминаторов походили на светящиеся глаза призрака. С оглушительным всплеском корабль наконец весь вынырнул и, покачиваясь на бурлящей воде, заскользил к берегу. Вскоре раздался звук брошенного на мелководье якоря, и на берег спустили трап.
С борта потянулись пассажиры, и в иллюминаторах замелькали движущиеся фигуры. Все они величиной не уступали Крэббу с Гойлом! Но вот они вошли в падающий из окон замка свет, и Дин увидел, что не такие они и большие, просто на них надеты лохматые шубы. Человек, шедший первым, был одет в другие меха – гладкие, блестящие, серебристые, под стать волосам. Это явно был профессор Каркаров – директор Дурмстранга. Но сейчас большинство глаз было приковано не к нему, а к одному из его учеников.
- Это Крам! – возбуждённо зашипел Рон. - Глазам не верю!
- Кто это? – удивился Дин.
Все посмотрели на него, как на слабоумного.
- Это Виктор Крам, - объяснила добрая Гермиона. – Он ловец сборной Болгарии.
- Он один из лучших ловцов в мире! – воскликнул Рон, но Дин уже не слушал. Как только он понял, что речь идёт о квиддиче, он стал искать брата. Сэм, когда-то мечтавший попасть в сборную Гриффиндора, теперь от любого упоминания об этой игре впадал в депрессию.

Глава 5. Кубок огня

После ужина ожидалось официальное открытие турнира. Дин, не питавший к официальным мероприятиям большой любви – да вообще никакой любви, - наскоро перекусил и побежал в комнату проверить, куда он положил свою мантию-невидимку – в сумке её почему-то не было. Наверное, выложил на автомате, когда собирался встречать гостей. Ничего, пропустит самое скучное и успеет на самое важное.
Когда все вернулись с фуршета, всё в комнате было перерыто.
- Что здесь произошло? – удивился Эш. – К нам подселяют девчонок из Шармбатона?
- Потерял кое-что, - сквозь зубы процедил Дин.
Оставалась одна надежда – что мантию взяли Сэм или Кас. Правда, раньше за ними такого не замечалось.
- Что-нибудь важное сказали там? – поинтересовался он, в пятый раз шаря под кроватью.
- Угу. Выбирать участников Турнира от каждой школы будет Кубок огня. Деревянный такой, и синий огонь в нём горит. Не шибко симпатичный.
- Ага, нужно написать своё имя и бросить в Кубок, - добавил Рон. – Времени всего сутки. И он будет окружён чертой, которая не впустит тех, кому меньше семнадцати.
- Да? – это заинтересовало Дина. – Тогда сжулить будет намного проще! Можно просто забросить имя в Кубок, не пересекая черты! Я-то думал, выбирать будет человек!
- Ага, многие уже решили, что смогут обмануть линию. Ты что, попытаешься забросить своё имя?
- Наверное. Как думаешь, что они сделают, если Кубок выберет меня? Снимут баллы? Оставят после уроков?
- Ты Дин Винчестер, - хмыкнул Рон. – Тебе ничего не будет.
- Ладно, пойду зайду к Сэму.

- Что надо? – грубо спросил Сэм, не откладывая книги. Ясно, ещё дуется за утреннее.
- Я потерял кое-что, - Дин сделал ударение на «кое-что». – Ты не брал мою… кое-что?
Сэм, нахмурившись, вышел с Дином в коридор.
- Что пропало?
- Мантия-невидимка.
- О, - глаза Сэма расширились. – Плохо дело, чувак. Ты везде искал?
- Везде. Это точно не твои шуточки?
- Дин, я никогда бы не стал так шутить. Это ведь уникальная вещь, и она принадлежала твоему отцу. Я знаю, как ты…
- Да, да, - раздражённо перебил Дин. – Пойду спрошу у Каса.
- Эй, вообще-то уже отбой. Без мантии тебя поймают.
- Ничего. Башня Равенкло недалеко. Кстати, я там ни разу не был.
- Ты же не знаешь пароля.
- А там не пароли, там картина вопросы задаёт. Или даже не картина. Надо просто правильно ответить. Что я – дурак?

Но Дин не успел проверить свои аналитические способности – у башни Равенкло его ждали.
- Что-то ищешь, Винчестер? – поинтересовался ехидный голос. он равнодушно оглянулся на обладательницу голоса.
- Талбот? Я к Касу, - он собрался было пройти мимо, но Белла настаивала:
- Может, ты всё-таки что-то потерял?
- Что тебе надо? – нахмурился он.
- Я вот – кое-что нашла. И за вознаграждение готова вернуть.
Дин угрожающе подошёл поближе:
- О чём ты, Талбот?
- Да вот, нашла чью-то мантию. Как раз хотела развешивать объявления.
- Это моя мантия. Верни.
- Конечно. С тебя всего сто галеонов.
- Что? Ты сдурела?
- Ну, ты подумай до завтра, милый, сходи за деньгами – а я пока подожду и не стану развешивать объявления. Но, если ты всё-таки решишь, что мантия не твоя, я займусь этим. Спокойной ночи, - Белла Талбот легко выскользнула из захвата Дина – а это не так-то просто, уверяю вас, - и исчезла в своей башне.

По субботам ученики спускались завтракать позже. Но в этот выходной многие встали пораньше. Кто-то жевал тосты, и все глазели на Кубок огня. Он стоял в центре холла на табуретке. Его обегала начерченная на полу золотая линия, образуя окружность радиусом три метра.
– Интересно, кто-нибудь уже бросил в Кубок пергамент со своим именем? – спросил у Джо Рон.
– Дурмстрангцы бросили все. А из Хогвартса я ещё никого не видела.
– Уверен, что ночью кто-то наверняка бросил. Я бы так и сделал. Неприятно, когда в такую минуту на тебя смотрят. Вдруг Кубок тут же плюнет тебе в лицо твоё имя.
Дин попытался забросить в Кубок пергамент со своим именем, но его магией отшвырнуло обратно. Дин уныло вздохнул – магию явно можно было перебороть, но суток на размышление маловато, особенно когда у тебя украли мантию-невидимку, а лучшие друзья считают нужным не помочь тебе, а отговорить. Тут он как раз увидел Каса и заспешил к нему.
- Белла? – Кас нахмурился, выслушав. – Плохо дело, Дин. Белла, она… хм… Знаешь, на младших курсах она просто помогала другим факультетам, а потом и младшим делать домашние задания – за деньги. А в прошлом году она стала часто находить пропавшие вещи – и возвращать их за вознаграждение. Мы собирались серьёзно с ней поговорить… но умерли её родители… такое дело…
Дин выругался.
- Не буду же я ей платить, Кас?
- Я не знаю, что посоветовать тебе, Дин… Но уверен – если ты не заплатишь, она продаст мантию кому-нибудь другому, и гораздо дороже. На самом деле сто галеонов – не много за мантию-невидимку.
- У меня нет ста галеонов, - буркнул Дин.
- Я мог бы заплатить, если…
- Доброе утро, - к ним подошёл Сэм. – Я тут поболтал с Беллой. Рассказал ей о твоих чувствах к ней, Дин.
- У тебя есть чувства к Белле? – удивился Кас.
- Нет! – оскорблено воскликнул Дин. – Что ты несёшь, Саманта?
- Разве тебе не нужно её смягчить и потянуть время?
- Смягчишь её, как же, - пробурчал Дин.
Тут раздался хохот – Фред и Джордж Харвеллы, выпившие зелье Старения, вылетели из магического круга и вдобавок обзавелись шикарными бородами.
- А я был уверен, что оно сработает, - вздохнул Дин. – Сам бы выпил, если бы прибавить нужно было пару месяцев, а не пару лет.

Ужин, казалось, никогда не закончится. Один Дин, вчера пропустивший банкет и оттого не отведавший всего обилия заморских блюд, налегал на еду. Остальные ёрзали на стульях, тянули шеи, вставали на ноги, всеми овладело нетерпение: скоро ли судьи (Каркаров, мадам Максим, МакГонагалл и два представителя Министерства магии) завершат трапезу? Кто будет Тремя Волшебниками?
– Кубок огня вот-вот примет решение, – наконец сказал мистер Крауч, представитель департамента магического сотрудничества. – Думаю, ему требуется ещё минута. Когда имена чемпионов станут известны, попрошу их подойти к столу и проследовать в комнату, примыкающую к залу. – Он указал на дверь позади профессорского стола. – Там они получат инструкции к первому туру состязаний.
Он вынул волшебную палочку и широко ей взмахнул; тотчас все свечи в зале, кроме тех, что горели в тыквах, погасли. Зал погрузился в полутьму. Кубок огня засиял ярче, искрящиеся синеватые языки пламени ослепительно били по глазам. Но взгляды всех всё равно прикованы к Кубку, кое-кто поглядывает на часы…
– Осталась одна секунда, – сказал Ли Джордан. Пламя вдруг налилось красным, взметнулся столп искр, и из Кубка выскочил обгоревший кусок пергамента. Зал замер.
Крауч, протянув руку, подхватил пергамент, освещённый огнём, опять синевато-белым, и громким, отчётливым голосом он прочитал:
– «Чемпион Дурмстранга – Виктор Крам».
Зал содрогнулся от грохота аплодисментов и восторженных криков.
Постепенно шум в зале стих, внимание всех опять приковано к Кубку. Пламя вновь покраснело, и Кубок выстрелил ещё одним куском пергамента.
– «Чемпион Шармбатона – Флёр Делакур!» – возвестил Крауч.
Девушка, похожая на вейлу, легко поднялась со стула, откинула назад волну белокурых волос и летящей походкой прошла между столов Гриффиндора и Хаффлпаффа. Рон проводил её влюблённым взглядом – он заметил её сразу по приезду.
Всё опять повторилось. Огонь покраснел, посыпались искры. Из Кубка вылетел третий кусок пергамента. Крауч поймал его и прочитал:
– «Чемпион Хогвартса – Седрик Диггори».
Снова приветственные крики.
– Превосходно! Мы теперь знаем имена чемпионов. Я уверен, что могу положиться на всех вас, включая учеников Шармбатона и Дурмстранга. Ваш долг – оказать всемерную поддержку друзьям, которым выпало защищать честь ваших школ. Поддерживая своих чемпионов, вы внесёте поистине неоценимый вклад…
Крауч внезапно остановился, и все сразу поняли почему.
Кубок огня вдруг покраснел. Посыпались искры. В воздух взметнулось пламя и выбросило ещё один пергамент.
Крауч не раздумывая протянул руку и схватил его. Поднёс к огню и воззрился на имя. Повисла длинная пауза. Крауч смотрел на пергамент, весь зал смотрел на него. Наконец он кашлянул и прочитал:
– «Дин Винчестер».

Ввалившись наконец в свою комнату, Дин рухнул на кровать. Слишком много впечатлений за последние два дня.
Сэм, применивший способности.
Последний уничтоженный крестраж.
Украденная мантия-невидимка.
Стерва-шантажистка.
Неожиданное участие в Турнире трёх волшебников в качестве четвёртого.
Презрение шармбатонцев, дурмстрангцев и хаффлпаффцев (решивших, видимо,что он отнимает победу у их Седрика).
Укоризненный взгляд Каса, уверенного, что Дин его обманул.
Освобождение от годовых экзаменов.
Подозрения судей, что Дин обманул Кубок.
Подозрения Грюма, что кто-то просто пытается убить Дина чужими руками.
Догнавшая у башни Гриффиндора Белла, шепнувшая в самое ухо: «Она тебе пригодится» и вернувшая мантию.
Чёрт.
Слишком.
Много.
Всего.
Для кого угодно, но только не для Дина Винчестера, победителя Волдеморта.
И Дин встал и вернулся в гостиную – отмечать участие в Турнире гриффиндорца.

Глава 6. Всё больше славы

С Сэмом нормально поговорить удалось только утром.
- Здорово, герой, - хмыкнул брат. – Как спалось?
- Шикарно, - заулыбался Дин. – Кстати, Белла вернула мантию.
- О! Наверное, хочет стать девушкой чемпиона. Видать, не зря я ей песни пел. А где сейчас мантия?
- Не смеши, Сэмми. Я её хорошо защитил. Не волнуйся.
- А что с Турниром? Что тебе нужно делать?
- Фотографироваться для прессы, - Дин заулыбался ещё шире.
- Дин, я серьёзно.
- Да не знаю я! Первый турнирный день вроде 21 ноября, но какое задание – секрет. Самому надо догадаться будет на месте, что делать.
- А что, если кто-то знает, что будет первым заданием? – рядом нарисовались Рон и Эш.
- Вам-то откуда знать? – Дин фыркнул.
- Свежие известия прямо от Хагрида, - зашептал Эш.
- Выкладывай.
Эш попробовал было поломаться, но это у него никогда не получалось.
- Драконы! – заговорщически прошептал он. – Вот тебе список. Какой-то из них выпадет тебе по жребию. На каждого чемпиона по одному. Иди в библиотеку, изучай.
- Спасибо, - усмехнулся Дин. – Сэм, иди в библиотеку, изучай. Я пошёл на фотосессию. Рон, Эш, скажите Кроули, что я не явился на пару из-за официальных мероприятий. Кстати, буду вам должен, если переживу драконов.
- Представляю лицо Кроули, когда он это услышит, - замечтался Рон. – Многое пропустишь, Дин!

Перед фотосессией (на самом деле это была проверка волшебных палочек участников, после которой их должны были сколдографировать для «Ежедневного пророка») Дин пересёкся ещё кое с кем.
- Каааас? Ты ведь не собираешься опять перестать со мной разговаривать?
- Конечно, нет, Дин. Ты поступил некрасиво, но тебе нужна моя помощь.
- О господи, Кас, честное слово, это не я положил в Кубок пергамент со своим именем. Честное-пречестное. Хочешь верь, не хочешь – не верь. Но я рад, что ты горишь желанием помочь. Там Сэм в библиотеке кое-что разыскивает, связанное с Турниром. Так что помощь приветствуется.
- Ты уже знаешь, какое будет задание?
- Официально – нет. Неофициально – Сэм тебе расскажет, а я побежал колдографироваться. Увидимся!

- Ну, что вы там нарыли? – бодро спросил Дин, подсаживаясь к Сэму и Касу.
- Мы обсуждали, какова может быть суть задания, - ответил Кас.
- Я решил, что дракона надо будет убить, - сказал Сэм.
- Но…
- Но Кас меня убедил, что лишние драконы на заклание на дороге не валяются, - быстро перебил равенкловца Сэм. – Я хотел сосредоточиться на нападении: самое уязвимое место у дракона – это глаза, но…
- Я уверен, что для выполнения задания не нужно будет причинять дракону вред! – зашипел Кас. Дин впервые видел его таким – рассерженным, занявшим оборону. Прямо мама-утка. То есть мама-дракониха.
- В общем, мы решили, что дракон будет просто препятствием, - хмуро продолжил Сэм. Было видно, что Кас его уже утомил. – Короче, ищем, как его отвлечь. Но, если ты заинтересуешься, как атаковать дракона, то…
- Не надо, - торопливо сказал Дин, увидев, как Кас снова сердится. – Давайте думать над отвлечением.
Про нападение, в крайнем случае, можно будет спросить Сэма позже, когда Каса не будет рядом.

Статья в «Пророке» о Турнире была, мягко говоря, неожиданной. На первой полосе красовалась колдография улыбающегося Дина, и большая часть статьи была посвящена ему же.
- Ты плачешь, когда вспоминаешь о родителях? – тихо спросил Кас. Они втроём сидели в Выручай-комнате и читали статью, отдыхая от книг о драконах.
- Я никогда не плачу! – возмущённо воскликнул Дин. – Не плакал ни разу в жизни!
Смэ хмыкнул в кулак, но ничего вслух не сказал.
- А я плачу иногда, - неловко признался Кас.
- А что за силу ты унаследовал от родителей? – бодро спросил Сэм, чтобы пресечь неловкое молчание. – Дар взрывать простейшие зелья?
- Тебя при этом даже не было! – возмутился Дин. – Тебе всё переврали! Мне что-то подбросили в котёл!
- О, а вот и про меня вопрос, - сказал Сэм. – Я всё ждал, пока он появится. Сейчас узнаем, что ты думаешь по поводу того, что твой двоюродный брат имеет задатки тёмного мага! Ого. Твой ответ мне нравится. «Это лучше, чем если бы он не имел совсем никаких задатков, как некоторые».
- Странно, что они переврали мою фразу совсем чуть-чуть, - удивился Дин. – На самом деле я сказал «Что ж, у него есть хоть какие-то задатки. Теперь ему не придётся зарабатывать на жизнь, беря интервью у настоящих личностей».
- Ого, - Сэм присвистнул. – Ты так опустил Риту Скитер, а она написала о тебе хвалебную статью?
- Хвалебную? – Дин сморщился. – Да тут одни гадости понаписаны. Вперемешку с очевидными фактами, против которых не попрёшь.

Когда Дин с Сэмом вошли в гостиную факультета, их окликнул Фред.
- Эй, гляньте, что хаффлпаффцы удумали, - он продемонстрировал им значок «Седрика поддержим – он настоящий чемпион!»
- Мы сделаем значок и в твою поддержку, Дин, - заверил его Джордж. – Есть идеи для слогана? Мы тут как раз генерируем.
- Я вам доверяю, - засмеялся Дин.
- «Винчестер» ни с чем не рифмуется, - пожаловался Эш. – Пока рабочий вариант – «Знает враг: непобедим наш герой Винчестер Дин!»
- Меня устраивает, - Дин улыбнулся. – Автограф вам не дать?

Сэм упорно продолжал искать способы победить дракона в бою.
– Заклинание, отсекающее когти… Как превратить чешую в кожу… Нет, это для свихнутых вроде Хагрида, для которых дороже дракончиков никого нет. «Драконов победить очень трудно. Их толстую шкуру защищает древнее заклятие, которое могут отменить только очень сильные чары». Применить заклятие трансфигурации? Нет, с такими гигантами не пройдёт. Даже профессор МакГонагалл не справилась бы. Может, тебя самого подвергнуть трансфигурации? Будешь намного сильнее. Но это заклятие очень сложное, мы его не проходили. И сам ты точно себя не трансфигурируешь. Всё же лучше ослепить дракона заклинанием. Это проблемы устроителей, если он нужен им живым и здоровым.
Кас не менее упорно изыскивал мирные способы победить дракона.
- В идеале мы бы с тобой приняли Оборотное зелье и поменялись телами. Я немного научился ладить с драконами. Но, боюсь, это может как-то раскрыться. Жаль, что ты не хочешь использовать метлу! Я уверен, что, если ты победишь дракона, никто не усомнится в твоей мужественности. А ещё было бы здорово сделать твою копию, чтобы она отвлекала дракона! Но это сложно, а ты должен будешь сотворить заклятие сам. Как думаешь, сможешь?
- Ну, если других вариантов нет, можно попробовать…
- Нет других вариантов?! – разъярился Сэм. – Мы тебе предложили тебе миллион вариантов! Варианты с ослеплением и использованием метлы более чем разумны! А ты выбираешь самый сложный и ненадёжный! Знаешь, что было бы действеннее всего? Если бы ты позволил мне научить тебя нескольким словам на парселтанге! Уверен, что дракон поймёт его и послушает тебя.
- Давай сюда своё клонирующее заклинание, Кас, - сказал Дин, нарочито проигноривав последние слова Сэма.
- Держи, - Кас протянул ему пергамент. – Кстати, Сэм, я почти уверен, что драконы не понимают парселтанга.

Наконец день испытания настал. К этому дню клон Дина не достиг нужной степени убедительности, чтобы человек принял его за самого Дина, но, может, для дракона сгодится (так Дин, Сэм и Кас пытались себя утешить). Когда Дин вставал из-за стола, к нему подошёл Кас.
- Не надо мне дружеских наставлений, - буркнул Дин. – Сыт по горло.
- Я тебе кое-что принёс, - Кас протянул флакончик. – Когда сделаешь клона, побрызгайся этим. Только чтобы на клона не попало. Этот запах должен отпугнуть дракона. Я еле успел закончить его за ночь. Обычно такие вещи настаиваются месяц, но я успел за три недели. Надеюсь, его силы хватит.
Дин кивнул. На благодарности его уже не хватало.
- Если что – бей по глазам, - напомнил Сэм, игнорируя Каса. – Заклинание ты знаешь. И… если… в общем, “отстань” на змеином звучит вот так, - и Сэм прошипел что-то.
К Дину быстрым шагом подошла профессор МакГонагалл, и он не успел среагировать на самоуправство брата. Все, кто был в Большом зале, смотрели на них.
– Винчестер, чемпионы уже ушли. Пора готовиться к первому туру.
– Иду, – Дин поднялся – вилка со звоном упала на тарелку.
– Удачи тебе, Дин! – шепнула Гермиона.
– Угу, – буркнул он, не узнав собственный голос. Вместе с профессором МакГонагалл покинули зал. Ей тоже было не по себе. Лицо встревоженное, как у Гермионы. Сошли по каменным ступеням, вышли в холодный ноябрьский полдень, МакГонагалл опустила руку ему на плечо.
– Не бойся, – сказала она. – Держись молодцом. На случай осложнений дежурят волшебники… Главное, сделай всё, что можешь, плохого о тебе не подумают… Ты как, в порядке?
– Да, конечно.
Конечно, он в порядке. Дракон – это вам не василиск. Он в порядке. В порядке. В порядке.

В углу чемпионской палатки на низком деревянном стуле сидела Флёр Делакур. Бледная, на лбу капельки пота. Куда делся обычный самоуверенный вид! Виктор Крам ещё сильнее хмурится – похоже, нервничает. Седрик ходит из угла в угол. Увидев Дина, слегка улыбнулся, Дин ответил тем же, с трудом двигая мышцами лица, которые точно одеревенели.
– Привет, Дин! – радостно воскликнул Людо Бэгмен, представитель департамента магических игр и спорта. – Входи, входи! Чувствуй себя как дома! Итак, все в сборе. И я сейчас сообщу вам, что делать! Когда зрители соберутся, я открою вот эту сумку. – Он поднял небольшой мешочек из красного шёлка и потряс им. – В ней копии тех, с кем вам предстоит сразиться. Все они разные. Каждый по очереди опустит руку и достанет, кого ему послала судьба. Ваша задача – завладеть золотым яйцом. Леди, прошу вас, – объявил он, предлагая мешочек Флёр.
Она опустила внутрь руку и вынула крошечную точную модель валлийского зелёного дракона с биркой номер два на шее. Вторым выбирал Крам. Ему выпал китайский огненный шар с номером три. Седрик вытащил сине-серого шведского тупорылого под номером один. Дин сунул руку в мешочек – венгерская хвосторога, номер четыре. Он взглянул на дракониху – та растопырила крылья и оскалила крошечные клыки.
– Ну вот! – сказал Бэгмен. – С этими драконами вам предстоит встретиться. На шее у дракона номер очереди. Всё ясно? Тогда вынужден вас оставить, я сегодня ещё и комментатор. Мистер Диггори, по свистку первый войдёте в загон, ясно?
Это ещё хуже, чем Дин представлял, – сиди вот так и слушай. Каждую попытку Седрика подойти к шведскому тупорылому зрители встречали воем, криками и улюлюканьем. Крам по-прежнему сидел, глядя в пол. Флёр, как ранее Седрик, расхаживала по палатке. А от комментариев Бэгмена недолго и с ума сойти.
– Ну! Ещё чуть-чуть… мимо!!! Он идёт на риск! Давай же!!! Эх! Умный ход – жаль, не сработал!
Спустя пятнадцать минут оглушительный рёв возвестил, что Седрик перехитрил дракона и схватил золотое яйцо.
Кас был прав, подумал Дин. Дракону не нужно причинять вреда. Но заинтересует ли его клон настолько, чтобы отвлечь от яйца? В глубине души он пожалел, что отказался от идеи с метлой. Больше всего он сейчас надеялся на Касов флакончик.

Золотое яйцо было прекрасно видно на фоне серых. Раньше, чем хвосторога успела определиться со своим отношением к Дину, он сотворил свою копию и велел ей пробежаться вокруг драконихи, а сам вылил на себя Касово зелье, плюнув на предложение просто «побрызгаться». Никакого запаха он не почуствовал.
Хвосторога кинулась за клоном, Дин – за яйцом. Он схватил его – точно быстрее всех остальных чемпионов, но дракониха немедленно отреагировала на такое нахальство и кинулась к нему. Дин зажмурился – сейчас кого-то съедят.
Ничего не произошло.
Он осторожно открыл один глаз – хвосторога взмыла высоко в воздух и наматывала круги над Дином, не решаясь спуститься пониже. Пока она не догадалась просто поджечь наглеца, Дин, подняв добычу вверх, спрыгнул с кладки яиц и вернулся на исходную позицию.
Трибуны ревели.
– Нет, вы только посмотрите! – кричал Бэгмен. – Самый юный чемпион быстрее всех завладел яйцом! У него есть все шансы на победу!

следующая часть http://marliushka.diary.ru/p178988824.htm

@темы: фанфик, слэш, сверхъестественное