Марлюшка
Когнитивный динокас
Название: Дин Винчестер и Орден Феникса
Автор: Марлюшка
Категория: слэш
Рейтинг: PG
Размер: макси (85 вордостраниц)
Дисклеймер: некоторые абзацы практически скопированы у Ролинг.
Саммари: «Он спас мою жизнь, а я спасу его ориентацию».

Глава 6. Признание.

Возвращаясь вечером пятницы с наказания и баюкая раненую руку, Дин неожиданно наткнулся на Каса.
- Кас! – обрадованно воскликнул он. – Тебя выписали? Когда ты приехал?
- Час назад, - улыбнулся Кас.
- Здорово! – Дин хотел обнять друга, но спрятал руки за спину, чтобы тот не увидел шрамов от пера Амбриджа. Он предпочитал никому о них не говорить, сам не зная, почему. Кажется, скрытность уже стала его второй натурой. – Скучно там, наверное, было? Почему ты так мало писал?
- Да нет, нормально. Я читал книги, и ко мне каждый день приходили Бальтазар, Иниас и профессор Кроули.
Дин поморщился. Ладно Бальтазар, но профессор-то что у Каса забыл? И кто такой этот Иниас? На пятом курсе Дин вроде всех знал, но никакого Иниаса не помнил.
- Я бы тоже выбрался, Кас, но у меня каждый день были наказания у нового препода.
- Да, Бальтазар мне сказал. Кажется, школа опять разделилась на тех, кто тебе верит, и тех, кто не верит.
- Ну, теперь ты здоров и можешь выступить свидетелем.
- Свидетелем? Дин, меня при этом не было. Я потерял сознание сразу, как только Волдеморт произнёс убивающее заклинание.
- Но ты можешь сказать, что это ты спас меня, а не он! Ты провёл ритуал…
- Дин, если бы ритуал сработал, я был бы мёртв.
- Чёрт, Кас! Ты же не веришь Люциферу? Эй, не отворачивайся. Говори прямо.
- Я ему не верю, Дин, - признался Кас. – Но у нас нет никаких доказательств того, что правы мы, а не он. Общественное мнение…
- Даже не надейся, что я сдамся, Кас. Ты со мной или нет?
- Конечно, я с тобой, Дин, - вздохнул Кас. – Просто знай, что я этого не одобряю.
- Идём в Выручай-комнату, - сказал Дин. – Уже поздно, скоро отбой, ещё увидят. Кстати, когда вернёшь мантию-невидимку?
- Прямо сейчас, - улыбнулся Кас.

- А что значит «чёрная земля», Кас? – спросил Дин, усевшись на диван, который по обыкновению предоставляла им Выручай-комната.
- Чёрная земля? – рассеянно спросил Кас. – Это «Египет» по-гречески, по некоторым теориям. А что?
Дин почесал затылок. Почему Кроули считал, что Дин должен стыдиться того, что не знает, как по-гречески «Египет»? Да ещё и по некоторым теориям? Кстати, он хотел же поговорить с Касом о Кроули. Предупредить, чтобы поменьше с ним якшался.
- Дин, нам нужно поговорить, - сказал Кас, глядя в пол. Вид у него был такой, будто он должен сообщить Дину что-то ужасное. Например, что он провёл свой ритуал по заданию Люцифера. Или даже что Люцифер – его отец.
- Люцифер твой отец? – брякнул Дин.
- Что? – Кас поднял взгляд. – Почему?
- Не обращай внимания, - отмахнулся Дин. – Что ты там хотел сказать?
Кас помялся немного, собрался с духом и наконец выпалил:
- Дин, я гей, - и зажмурился.
- Что? – у Дина отвисла челюсть.
Он смотрел на своего лучшего друга и никак не мог в это поверить. Его внезапно разобрала злость – не на Каса, конечно, Кас ещё молодой и глупый, ничего в жизни не понимает, вот и запутался, - а на Кроули. Если этот мерзавец посмел прикоснуться к Касу, Дин его сбросит с Северной башни, невзирая на.
- Кас? – осторожно спросил он. – Почему ты так решил? Кто на тебя повлиял?
- Никто на меня не влиял, Дин. Я давно это знаю. Прости, что раньше тебе не сказал.
- Но почему ты сейчас решил сказать? – допытывался Дин. – Что случилось?
- Сегодня Иниас предложил мне встречаться, - вздохнул Кас. – Я решил, что… ну, что я должен сказать тебе… чтобы это… вдруг ты…
- Кто такой Иниас? – сурово спросил Дин. Будто мало ему Кроули, так ещё какой-то гад пускает на Каса свои мерзкие слюни!
- Он с моего факультета, с четвёртого курса, - голос у Каса был ужасно несчастный, и Дину стало его жаль. Бедный Кас, совсем ему заморочили голову. Ничего, он свернёт этому Иниасу шею, и всё будет хорошо.
- Я о нём ничего не знаю, - зло сказал Дин. – Давно вы общаетесь?
- Четвёртый год, - тем же несчастным голосом ответил Кас.
Дин вздохнул и закрыл глаза. Ну ничего. Бедняга Кас. Он спас Дину жизнь, а Дин спасёт его ориентацию.
- Ладно, Кас, пойдём спать. Завтра договорим, ладно?
- Ладно, - сказал Кас, по-прежнему глядя в пол. – Ты иди, я тоже скоро пойду.

- Кто такой Иниас? – спросил Дин у Сэма вместо утреннего приветствия. Он вчера забыл узнать его фамилию и теперь надеялся, что идиотов с таким именем в Хоге не очень много.
- Ты не знаешь, кто такой Иниас? – удивился Сэм.
- А что, все его знают, что ли?
- Ну, это вроде как поклонник Каса. Вроде твоего Колина Криви. Странно, что ты его раньше не замечал. Он ходит за ним хвостиком и всё время просит расписаться в «Зельеваре сегодня».
- Что за «Зельевар сегодня»?
- Ну, это журнал, в котором печатается Кас.
- Кас печатается в журнале?
Сэм посмотрел на Дина, будто видел его впервые.
- Я смотрю, ты хорошо знаешь своего друга, - сказал он. – Ничто от тебя не укроется. Кас – самый молодой из авторов этого журнала, пишет туда всякие заумные зельеварские статьи. Он типа гордость школы, а ты и не заметил.
Дин вытаращился на Сэма.
- Ну, я знал, конечно, что он продвинутый зельевар, - пробормотал он. – Просто как-то… Так что этот Иниас? Какой-нибудь здоровенный балбес, типа Гойла? Или мелкий нытик типа Криви?
- Да нет, - пожал плечами Сэм. – Обычный такой парень, улыбчивый, скромный. У нас иногда бывают с ними совместные занятия. А зачем тебе он?
- Он пытается соблазнить Каса! – возмущённо зашипел Дин.
- Ну, и тебе-то что? Ревнуешь, что ли?
- Кас не гей! – обиженно ответил Дин. – Как и я, если ты не заметил.
- Ну и расслабься. Если Кас не гей, Иниасу ничего не светит. Или Кас тебе на него жаловался?
- Кас мне вчера заявил, что собирается с ним встречаться!
- Э… Дин, поправь меня, если я ошибаюсь, но разве это не значит, что он всё-таки гей?
- Нет! – воскликнул Дин. – Нет! Этот Иниас… запудрил ему мозги. И я собираюсь набить ему морду и запретить подходить к Касу.
- Дин, ты с ума сошёл? Ты серьёзно считаешь, что такому башковитому парню, как Кас, можно запудрить мозги?
- Да он совсем как младенец в некоторых вопросах! Он даже никогда не встречался с девчонкой! Как он может решать, что гей! Он просто запутался!
- Ну, распутается, - равнодушно пожал плечами Сэм. – Дин, это его личное дело. Уверен, что он не скажет тебе спасибо, если ты через его голову полезешь объясняться с Иниасом. Ты, кажется, справляешься с Колином самостоятельно.
- А ты был доволен, что Джессика отшивала от тебя Бекки! – воскликнул Дин и тут же испугался: как отреагирует Сэм на упоминание имени погибшей девушки?
Но Сэм едва ли вообще это заметил.
- Я с Бекки тоже справляюсь сам, - процедил он. – Займись своими проблемами, Дин, и не лезь к другим.
- Я его тоже не просил мне жизнь спасать, - пробубнил Дин. – Сам виноват будет. Если бы я умер, точно не мешал бы ему запарывать свою жизнь.
Внезапно Сэм схватил его за руку и потащил куда-то в сторону.
- Что? – не понял Дин. – Куда?
Тут он увидел то, что пытался спрятать от него Сэм. Кас и Иниас, стоящие у окна. Ласково смотрящие друга на друга. Держащиеся за руки. Над чем-то смеющиеся.
Дин так растерялся от увиденного, что Сэм смог-таки оттащить его подальше.
- Ну? – буркнул он. – Увидел, как Кас запарывает свою жизнь? И как Иниас пудрит ему мозги?
Дин ничего не ответил. Во взгляде Иниаса была бесконечная нежность, восхищение, радость.
А ещё это был первый раз, когда Кас не обернулся к Дину – раньше он всегда чувствовал, что Дин рядом, даже если стоял к нему спиной или углублялся в книгу.
- Плевать мне, - наконец сказал он, подливая себе чай. – Всё равно этот Иниас очень подозрительный. А Кас не гей. Это я виноват, мало настаивал, чтобы он стал с кем-нибудь встречаться.
- Ты что, смеёшься, Дин? – изумился Сэм. – Да это ты своим вечным нытьём о том, что Кас ни с кем не встречается, наверняка его и довёл до того, что он согласился встречаться с первым, кто предложил!
- Что? – праведному гневу Дина не было предела. – Я всегда говорил о девушках! И я не я, если не найду ему девушку и не вправлю мозги! А с этим типом всё равно нужно поговорить. Пусть руки-то не распускает.
Сэм только простонал и уткнулся в утреннюю газету. Дин в неё даже не заглянул. Ему было не до всяких Люциферов.
Выждав, пока Кас и Иниас встанут из-за стола, Дин встал и направился к ним.
- Дин, - несмело окликнул его кто-то. Он обернулся:
- Лиза?
Было чему удивляться – она не разговаривала с ним уже второй год, с тех пор, как они расстались. Точнее, с тех пор, как Дин бросил её перед летними каникулами.
- Я просто хотела сказать, - нерешительно сказала она, - что есть люди, которые тебе верят. Я с тобой, Дин. Всегда найдутся те, кто тебя поддержит, - робко улыбнувшись, она присоединилась к стайке хаффлпаффских девчонок.
Дин глупо заулыбался, глядя ей вслед. К нему уже несколько раз подходили с подобными словами, но всё же когда такое говорит симпатичная девчонка, да ещё и смертельно на тебя обиженная, это совсем другое.
Улыбаясь, Дин отправился на урок.

Глава 7. Генеральный инспектор Хогвартса

После уроков Дин всё-таки направился к группе равенкловцев, твёрдо намереваясь вставить Касу и Иниасу мозги. Куда надо. Но его снова перехватили – на этот раз Бальтазар.
- Привет, Дин.
-Здорово, - нахмурился Дин. Они с Бальтазаром всегда друг друга терпеть не могли, так что ему понадобилось сейчас?
- Судя по твоему суровому виду, Касу предстоит нелёгкий разговор? – поинтересовался Бальтазар.
- Скорее его дружку. Твоё какое дело?
- Ты опять забываешь, что я…
- Да-да, ты типа друг Каса. Только я что-то не вижу твоего дружеского отношения, раз ты позволяешь ему…
- Именно потому, что я хороший друг, я позволяю Касу встречаться с тем, с кем он захочет. А твоя гомофобия здесь совершенно неуместна.
- Я не гомофоб, - грубо ответил Дин. – А Кас не гей. Он ошибается.
- Может, и ошибается. Твоё какое дело? Ты хочешь потерять друга?
- Потерять друга? – изумился Дин. – Из-за этого?!
- Чёрт, Дин, да ты совсем не знаешь Каса! Ты думаешь, что он просто ботаник, у которого можно попросить совета насчёт книги, и который больше ни в чём ничего не понимает! А Кас – человек, который твёрдо знает, чего хочет, и которого невозможно переубедить! Как насчёт того, что он спас твою жизнь, и ты ему теперь должен?
- Вот именно, - сердито сказал Дин. – Я и собираюсь отдать долг. Стоп! Он рассказал тебе про ритуал?
- Конечно, рассказал, - раздражённо пожал плечами Бальтазар. – У него нет от меня секретов. И именно поэтому, а ещё потому, что я настоящий друг, я не мешаю ему быть счастливым.
- Счастливым?! – прошипел Дин. – С ним?!
- Я сначала тоже сомневался, - вздохнул Бальтазар, вдруг сбросив личину самоуверенного ублюдка и показав истинное лицо заботливого друга. – Но ему хорошо с Иниасом. Конечно, Кас не очень хорошо с ним поступает, но, кажется, у Иниаса нет претензий.
- Как это – не очень хорошо поступает? – не понял Дин. – Кас с Иниасом? Не наоборот?
- Конечно, не наоборот, - Бальтазар снова начал раздражаться. – Я считал, что ему не стоит с ним встречаться, потому что он любит не его. Кас, понятное дело, а не Иниас.
- Кас кого-то любит? – опять ничего не понял Дин. – Кого?
- Ты идиот, Винчестер, - плюнул Бальтазар. – Как будто с обезьяной разговариваю. И как Кас может вообще с тобой общаться? – и удалился.
- Ну вас к чёрту, - буркнул Дин. – Что все заладили, что я тупой? Вот стану министром магии, посажу вас с Кроули в одну камеру в Азкабане.
Но мысли его уже мчались в другом направлении.
В кого это там влюблён Кас?

Хмурясь, Дин вернулся в гриффиндорскую гостиную и сразу увидел у одного из окон Рона и Гермиону, читающих какое-то письмо и тоже хмурящихся. Обрадовавшись, что не один он охреневает и недоумевает, Дин подошёл к ним.
- Что пишут? – поинтересовался он. – Кто пишет?
- Перси, - не подымая глаз от письма, ответил Рон. – Поздравляет меня с назначением старостой и рекомендует с тобой общаться поменьше.
- Чтобы общаться со мной поменьше, тебе надо прогуливать уроки, - предложил Дин. – Рекомендую так и сделать, а потом свалить всё на Перси.
Рон хмыкнул.
- Это мысль, - сказал он, разрывая письмо на части и бросая его в камин. – Вот же он сволота.
- Ты уничтожил вещественное доказательство! – возмутился Дин. - Ой, а что это? Астрономия? Можно я взгляну? Одним глазком?
- Что, Новак ещё не сделал за тебя астрономию?
Дин поморщился.
- Он только выписался, у него куча дел. И вообще. Я в состоянии сам делать уроки.
- Вот и делай сам, - недовольно сказал Гермиона. – Дай мне своё эссе, Рон, я его посмотрю и исправлю.

Дина внезапно осенило, уже когда он лёг в постель. Астория! Астория Гринграсс! Кас хотел пригласить её на Святочный бал в прошлом году! Вот дрянная Мэг, всё испортила. Это из-за неё Кас сейчас мается дурью.
Сразу успокоившись, Дин быстро уснул. Завтра он всё устроит.

Следующим утром все разговоры были только о том, что Захарию Амбриджа назначили генеральным инспектором Хогвартса.
— Амбридж — генеральный инспектор? — хмуро произнес Дин, ненадолго отвлекаясь от мыслей о том, как заговорить с Асторией. — Что это значит?
Гермиона прочла вслух:
— «Вчера вечером Министерство магии предприняло неожиданный шаг, издав декрет, предоставляющий ему беспрецедентный контроль над Школой чародейства и волшебства „Хогвартс“.
„Последнее время министр с растущим беспокойством следил за деятельностью Хогвартса, — сообщил нам младший помощник министра Перси Харвелл. — Нынешнее решение принято в связи с озабоченностью родителей, считающих, что школа движется в нежелательном направлении“.
За последнее время это не первый случай, когда министр Михаил Фадж использует новые законы для совершенствования образовательного процесса в Школе волшебства. Не далее как 30 августа был принят Декрет об образовании № 22, согласно которому в случае, если нынешний директор не в состоянии подыскать кандидата на преподавательскую должность, Министерство само подберет подходящего человека.
„Именно так и получил назначение в Хогвартс профессор Амбридж, — заявил вчера вечером Харвелл. — Администрация никого не нашла, и в результате министр назначил Амбриджа. Выбор чрезвычайно удачный. Коренным образом изменилось обучение защите от Темных искусств, а кроме того, министр обеспечен теперь текущей информацией о том, что на самом деле происходит в Хогвартсе.“
Этой последней функции Министерство придало официальный характер своим Декретом об образовании № 23, учреждающим должность генерального инспектора Хогвартса.
„Это очередной решительный шаг министра в его стремлении остановить то, что многие считают упадком Хогвартса, — заявил Харвелл. — Инспектор уполномочен инспектировать работу коллег-преподавателей с тем, чтобы поддерживался высокий уровень учебного процесса. Этот пост был предложен профессору Амбриджу в дополнение к его преподавательским обязанностям, и мы рады, что он согласился“.
Родители учеников Хогвартса восприняли этот шаг с энтузиазмом…»
- Хватит, - махнул рукой Дин. – Я по довольной роже Захарии вижу, что ничего хорошего не случилось.
Он вернулся к прежним мыслям.
С четверокурсницей Асторией он совсем не был знаком, зато её старшая сестра Дафна училась с ним на одном курсе, только на Слизерине. Они, правда, не то чтобы общались, но всё же с ней можно было заговорить, и это никому не покажется чем-то необычным.
Выходя из Большого Зала, Дин будто бы случайно натолкнулся на Дафну и, извиняясь, мило ей улыбнулся.
- Как у вас на Слизерине, считают меня мелким врунишкой? – поинтересовался он, помогая ей собирать книги и с облегчением замечая, что её подруги не стали её ждать, а пошли к аудиториям. Кажется, они решили, что Дин хочет пригласить Дафну на свидание – как раз вывесили объявление о походе в Хогсмид. Дафна, видимо, тоже так решила, потому что ответила очень мило и кокетливо:
- Нет, сам предмет спора нас вообще мало волнует. Но мы находим, что ты гораздо симпатичнее Амбриджа. О, кроме Драко, конечно, но ведь ты ему не расскажешь, что я тебе сказала?
- Драко считает, что Амбридж симпатичнее меня?
- Нет, я имела в виду, что предмет спора не волнует никого, кроме Драко. Он-то, понятно, за отца. А из остальных мало кто принял чью-то сторону… так что нас ещё можно убеждать, - она очаровательно улыбнулась, и Дин задумался – в принципе, Дафна красавица, и он был бы не прочь сходить с ней на свидание… но встречаться с ней? Нет, слизеринки совершенно не в его вкусе. Он напомнил себе, что находится здесь ради Каса. Кстати, если бы он стал встречаться с Дафной, они с Касом и Асторией могли бы ходить на двойные свидания… так, это вообще к чему? Дин Винчестер не ходит на свидания больше одного раза. Ни с кем.
- Как Астория поживает? – смена темы вышла не очень убедительной, и Дафна нахмурилась:
- Ты хотел поговорить об Астории?
- Нет, - быстро ответил Дин. – Один мой друг только о ней и говорит, честно говоря, я уже устал о ней разговаривать.
- Кто? – спросила Дафна, пытаясь выглядеть невозмутимой, но глаза её загорелись.
- Кас… тиэль. Новак.
- А, этот, гей, - разочарованно сказала Дафна.
- Он не гей.
- Нет? Мне казалось, когда парень встречается с парнем, он гей. Я что-то перепутала?
- Да нет, он… Ты ведь никому не расскажешь? – Дин нарочито подозрительно заоглядывался по сторонам.
- Нет, - Дафна подошла поближе. – А что с ним?
- Ну, ты же знаешь, что он хотел пригласить Асторию на Святочный бал, но Мэг его перехватила, наговорив ему всякого?
- Что? – Дафна вспыхнула. – Нет, я не знала! И Асти тоже не знала! Что эта дрянь ему сказала?
- Что Астория влюблена в Малфоя, и Касу ничего не светит. Что-то в этом роде, - вдохновенно врал Дин. – Он всё убивался, убивался, а теперь у него как крыша поехала. Я думал, Астория в курсе.
- Первый раз об этом слышу! – воскликнула Дафна. – Ну, Мэг, я ей покажу, как уводить мужиков у моей сестрёнки! Подумать только, «влюблена в Малфоя»! Конечно, все влюбляются в Драко рано или поздно, но это же совсем другое.
Дин улыбнулся – отношение Дафны к сестре напомнило ему о собственном отношении к Сэму.
- Так он что, - осторожно спросила Дафна, не обращая внимания на прозвучавший звонок, - влюблён в Асти?
- Чуть ли не с третьего курса, - подтвердил Дин. – Только ты не говори никому, что я тебе сказал, ладно? Я сказал только потому, что думал, ты всё знаешь.
- Ну конечно, Дин! – воскликнула Дафна. – Я с ней поговорю. Новак! Кто бы мог подумать… ладно, Дин, я побежала на травологию, потом договорим, хорошо?
Дин был очень доволен собой.

- Опоздали, мистер Винчестер, - раздался ласковый голос, когда Дин вылез из люка в кабинете Чака Трелони. – Пять баллов с Гриффиндора.
Дин удивлённо оглянулся – обычно Трелони не сильно ругал за опоздания, только предсказывал какую-нибудь гадость. У окошка стоял Захария Амбридж – значит, уже начал инспектировать.
- У вас всегда хромает дисциплина на уроках, мистер Трелони, или это только Дин Винчестер не подчиняется общепринятым правилам? – спросил Амбридж.
- Это единичный случай, - пробормотал Трелони.
Дин уселся на место, Рон подтолкнул к нему «Оракул снов».
- Что я пропустил? – шёпотом спросил Дин, наобум открывая книгу на параграфе «Лоси».
- Спрашивает, сколько он проработал здесь, были ли ясновидящие в семье, - ответил Эш. – Трелони стоило бы спрятать пустые бутылки, верно?

Вечером Дин снова отправился на поиски Каса – вчера они толком не поговорили, да и вообще они давно толком не разговаривали. Но, несмотря на то, что Кас нашёлся быстро, разговор так и не состоялся: Кас уже разговаривал кое с кем.
Астория Гринграсс мило улыбалась, накручивала прядь белокурых волос на палец и о чём-то щебетала. Кас тоже улыбался и согласно кивал.
«Я угадал, - с облегчением подумал Дин. – Слава богу, а то, если бы он её отшил, Дафна бы убила меня, а не Мэг».
Он попятился и незаметно скрылся.

На следующий день Дин схлопотал ещё неделю посиделок у Амбриджа за очередные пререкания – судя по тому, как долго он засиживался на этих наказаниях на прошлой неделе, шанс нормально поговорить с Касом выпадет нескоро. Даже совместных занятий с Равенкло у них сейчас не было. Ну, может, оно и к лучшему – пусть Кас сам подойдёт к Дину, широко улыбнётся и скажет «Дин, я встречаюсь с Асторией. На самом деле я не гей, хорошо, что я вовремя это понял». Дин представил, как у него при этом будут сиять глаза, и улыбнулся, несмотря на боль, причиняемую чёртовым пером Амбриджа.

Глава 8. Идея Гермионы.

Рон, Эш и Гермиона всегда дожидались, когда Дин вернётся с наказания, и помогали с домашним заданием – точнее, помогала Гермиона, жалевшая страдающего за правду Дина, а Рон и Эш помогали сами себе, косясь в записи Гермионы. Заодно они костерили Амриджа, на чём свет стоит.
— Страшный человек, — пискнула Гермиона. — Страшный. Я как раз говорила перед твоим приходом — надо с этим что-то делать.
— Я предложил яд, — угрюмо сказал Рон.
— Нет… Объяснить, что он никудышный преподаватель, что мы не научимся у него защите.
— Да что мы можем? — Рон зевнул. — Поздно. Он получил место, и его не уберут. Малфой этого не допустит.
— Знаете… — нерешительно начала Гермиона, — я сегодня подумала… — она с опаской взглянула на Дина, — я подумала, что, может быть, пора нам самим… самим этим заняться.
— Чем заняться? — подозрительно спросил Дин.
— Самим учиться защите от Тёмных искусств.
— Да брось ты, — заныл Эш. — Не хватало нам работы. Ты понимаешь, что мы с Дином опять отстали с домашними заданиями, а ведь только вторая неделя идет.
— Но это поважнее домашних заданий! — сказала Гермиона.
Мальчики вытаращились на неё.
— А я-то думал, важнее ничего на свете нет! — сказал Рон.
— Глупости. Конечно, есть, — сказала Гермиона, и Дин увидел с испугом, что лицо ее вспыхнуло такой же страстью, с какой она говорила об освобождении эльфов. — Мы должны подготовиться к тому, что нас ждёт за стенами школы. Мы должны уметь защитить себя. Если мы ничему не научимся за год…
— Много ли мы можем сами? — устало возразил Рон. — Ну ладно, пойдем в библиотеку, посмотрим заклятия, попробуем упражняться, и что?..
— Нет, я согласна, мы уже прошли ту стадию, когда можно учиться только по книгам, — сказала Гермиона. — Нам нужен учитель, настоящий, чтобы показал нам, как пользоваться заклинаниями, и поправил, если будем ошибаться.
— Если вы о Руфусе… — начал Дин.
— Нет, нет, не о нём, — сказала Гермиона. — Он занят в Ордене, да и часто встречаться с ним мы не сможем — только в Хогсмиде по выходным.
— Тогда кто же? — нахмурясь, сказал Дин. Гермиона глубоко вздохнула:
— Разве не ясно? Ты, Дин.
Наступило молчание. Ночной ветерок шевельнул окна за спиной Рона, пламя в камине качнулось.
— Что — я?
— Ты будешь учить нас защите от Тёмных искусств.
Дин уставился на неё. Потом повернулся к Рону и Эшу, ожидая встретить такой же раздражённый взгляд, какими они порой обменивались, когда Гермиона начинала рассуждать о громадных проектах вроде защиты прав эльфов. Но, к своему ужасу, в глазах сокурсников он не прочёл досады, они нахмурились и напряженно думали. Потом Рон сказал:
— Это мысль.

Дин всё чаще видел Каса мило болтающим с Асторией, но не реже того можно было застать с Иниасом – и, кажется, Иниас совсем не волновался по поводу того, что его парень сблизился с красивой девушкой. Дин решил, что пришло время узнать, что у них там происходит, и как-то на перерыве направился к Касу и Бальтазару. Но не успел он к ним приблизиться, как Кас, читавший какой-то журнал, воскликнул:
- Ничего себе! Здесь написано как раз о том, что я вчера говорил Иниасу! О применении полыни как консервирующего ингредиента! Пойду покажу ему! – и умчался.
Дин нерешительно застыл на месте – видимо, догонять Каса не было смысла, раз уж он чем-то загорелся, а с Бальтазаром ему разговаривать было не о чем. Но тот уже обернулся и как-то странно посмотрел на Дина.
- Иниас что, тоже зельевар? – буркнул Дин, не здороваясь.
- Вроде того, - Бальтазар смотрел на него с каким-то непонятным интересом. – Винчестер, а не ты ли, случайно, подослал к Касу Гринграсс?
- Не понимаю, о чём ты.
- Как ты это провернул? Должен сказать, моё мнение о тебе улучшилось. Хотя как ты был идиотом, так и остался.
Двинуть ему в челюсть или наложить сглаз? Ай, ну его к чёрту. Дин сунул руки в карманы и удалился.

- Я думаю, все хорошие зельевары –геи, - в сердцах сказал он Эшу, нарезая ингредиенты для очередного задания Кроули.
- Дааа? – Эш заинтересованно стал рассматривать котлы однокурсников, прикидывая, у кого зелья выходят лучше всего. – А Гермиона что, лесби?
- Гермиона, ты лесби? – спросил Дин. На них заоглядывались. Гермиона сердито кинула в него каким-то корнем.
- У Малфоя всегда хорошие зелья выходят, - наябедничал Рон. – И у Забини. Как считаете, они вместе?
- Я считаю, что они хорошо сдадут СОВ, - сердито сказала Гермиона, которую никто не спрашивал. – А вы завалите.

Две недели Гермиона не заводила разговора о том, чтобы Дин учил их защите от Темных искусств – вообще с ним не разговаривала. Наказания у Амбриджа закончились (Дин сомневался, что врезавшиеся в руку слова когда-нибудь сотрутся полностью). Рон и Сэм получили места в гриффиндорской сборной по квиддичу. Кас мило болтал с Асторией и продолжал встречаться с Иниасом. Застать его одного, чтобы поговорить, у Дина никак не получалось. Казалось, всё устаканилось. Но бурным ветреным вечером в конце сентября, когда Дин, Рон, Эш и Гермиона сидели в библиотеке, подбирая ингредиенты для зелья у Кроули, тема эта всплыла снова.
— Слушай, Дин, — вдруг сказала Гермиона, — ты больше не думал о защите от Тёмных искусств?
— Думал, конечно, — сварливо отозвался Дин. — Как тут не думать, когда нас учит этот трансвестит.
— Нет, насчёт того, о чем я тебя просила, — учить нас.
Дин медлил с ответом. Он сделал вид, будто вчитывается в страницу «Азиатских противоядий», хотя на самом деле, глядя на этот учебник, думал скорее об азиатских порножурналах, — ему не хотелось делиться своими мыслями.
А передумал он за две недели немало. Порой — как и в первую ночь, когда об этом заговорила Гермиона, — идея казалась ему безумной. Но иногда начинал думать о заклинаниях, которые помогли ему больше всего при встречах с Тёмными существами и Пожирателями смерти, и подсознательно строил планы уроков…
— Да, — сказал он наконец, когда уже нельзя было притворяться, что занят «Азиатскими противоядиями», — немного думал.
— И что?
— Не знаю, — сказал Дин, оттягивая решительный разговор. Он взглянул на Рона и Эша.
— Мне эта мысль с самого начала понравилась, — охотно вступил в разговор Рон.
Дин поёрзал в кресле.
— Дин, — мягко сказала Гермиона, — нет смысла отрицать, что ты владеешь защитой от Темных искусств. В прошлом году ты был единственным, кто мог полностью осуществить заклятие Империус, мог вызвать Патронуса и сделать то, чего не могут взрослые волшебники. Виктор всегда говорил…
Рон обернулся к ней так резко, что чуть не вывихнул шею. Он потер затылок.
— Да? Что сказал Вики?
— Хо-хо, — скучающим тоном отозвалась Гермиона. — Он сказал: Дин делает то, чего он не умеет. А он был на последнем курсе Дурмстранга.
Рон посмотрел на нее с подозрением.
— Ты что, до сих пор поддерживаешь с ним связь?
— Ну и что из того? — невозмутимо ответила Гермиона, хотя лицо у нее чуть порозовело. — Можно ведь дружить по переписке.
— Он не только по переписке хотел дружить.
Гермиона раздражённо тряхнула головой и, не обращая внимания на Рона, который продолжал есть её взглядом, сказала Дину:
— Ну, что? Будешь нас учить?
— Вас троих?
— Ну… — Гермиона как будто опять заробела. — Знаешь, Дин, я думаю, ты должен научить всех, кто захочет учиться. Будет нечестно, если мы не дадим такой возможности остальным.
Дин на минуту задумался.
— Хорошо, но сомневаюсь, что кто-нибудь, кроме вас, захочет у меня учиться. Я же чокнутый, помнишь?
— Думаю, ты удивишься, когда узнаешь, сколько ребят хотят тебя послушать. А что, если скажем: все, кто хочет, встретимся в первый октябрьский выходной в Хогсмиде и обсудим это дело?
— Почему там, а не в школе? — спросил Рон.
— Потому что, — сказала Гермиона, снова взявшись за рисунок Китайской жующей капусты, который копировала из книги, — потому что Амбридж вряд ли обрадуется, если узнает, что мы задумали.
Дин открыл было рот, чтобы ответить, но тут в библиотеку вошёл Кас – один!
- Я сейчас, - быстро сказал Дин и направился к другу. – Привет, Кас!
- Привет, - Кас немного нахмурился и замолчал. Дин немного опешил от такого холодного приёма. Когда он успел опять обидеть Каса?
- Ээ, - протянул он. – Я это… хотел спросить, не можешь ли ты попросить Кроули выдать мне ещё один пропуск в Запретную секцию? Мадам Пинс говорит, что тот просрочен.
- Хорошо, - ровно ответил Кас, не поворачиваясь к Дину. Теряясь в догадках, что же он сделал не так, Дин сказал:
- Я смотрю, вы с Асторией начали общаться.
- Да – голос Каса оттаял. – Она попросила помочь ей с заклинаниями… Хотя мне кажется, что у неё и так неплохо получается…
- А она ничего, - как бы между делом сказал Дин.
- Я собираюсь на ней жениться, - тоже как бы между делом сообщил Кас.
Дин опешил. Он понятия не имел, что всё зашло так далеко за пару недель. Думать о женитьбе в пятнадцать лет?! И почему тогда Кас продолжает якшаться с Иниасом?
- Так ты… не гей? – уточнил Дин.
- Что? – удивился Кас. – Почему?
- Разве геи… эээ… женятся? На девушках?
- Конечно, - удивлённо ответил Кас. – А как же ещё продолжать род?
Дин впал в ступор.
- То есть ты собираешься жениться на ней и продолжать встречаться с парнями, что ли?
- Вроде того.
- Э. А ты уверен, что она на такое пойдёт?
- Все чистокровные семьи обычно связаны родственными узами, - пояснил Кас. – Очень трудно найти подходящего жениха или невесту. А моя семья приехала из Польши совсем недавно, я могу выбирать любую невесту, и любая семья будет рада со мной породниться. Я чистокровный, хорошо обеспечен, здоров – наверняка у нас с Асторией будут хорошие дети.
Дин совсем выпал в осадок. Он уже думает о детях! А главное, Астория для него не девушка, а просто средство продолжения рода. Нет, если он и влюблён, то явно не в неё. Бальтазар всё перепутал.
- Тебе не кажется… ммм… что ты ведёшь себя нечестно по отношению к ней?
- Нечестно? – удивился Кас. – Я ухаживаю за ней с целью жениться, что же здесь нечестного?
- Э, - сказал Дин. Хотелось срочно остаться одному, чтобы тупо таращиться в стену, пытаясь уместить все эти дикости в голове. Но они с Касом уже сто лет не разговаривали – и, кажется, Кас перестал на него дуться. Кстати, надо узнать, за что.
- Касти! – вдруг позвал кто-то. Кас обернулся на голос и улыбнулся. К ним шёл Иниас. Ругнувшись про себя, Дин ретировался к своим.

Глава 9. Партсобрание.

В следующий выходной Дин пошёл в Хогсмид с Лизой Брейден. А почему нет? Она красивая, спокойная, с ней можно помолчать, думая о своём и чувствуя её понимающий взгляд – хотя ничего она, конечно, не понимает. И пару часов они просто молча гуляют, даже почти не целуются. Наверное, Лиза воспринимает это как знак того, что их отношения вышли на новый уровень. Чёрт его знает, может, так и есть.
А потом они пошли в «Кабанью голову» - туда Гермиона обещала привести всех, кто захочет учиться у Дина, на что-то вроде учредительного собрания.
— Так кто, говоришь, собирался прийти? — спросил Дин у Гермионы, войдя в трактир.
— Да два-три человека. — Гермиона взглянула на часы и с нетерпением обернулась к двери. — Я просила их прийти в это время, и место они должны знать… О, смотрите, это, наверное, они.
Дверь распахнулась. Сноп пыльного солнечного света разрезал комнату надвое и потух — дверной проем загородила целая толпа – человек тридцать. Некоторых он даже не знал по имени. И Кас, Кас тоже пришёл – правда, на Дина он не посмотрел ни разу. Иниас, конечно, был с ним, а вот Бальтазара не было. Ну, ещё бы – что он здесь забыл?
— Два-три человека? — севшим голосом передразнил Дин. — Два-три человека?
— Ну, идея оказалась привлекательной, — радостно сообщила Гермиона. — Рон, Эш, не подтащите стулья?
Бармен, вытиравший стакан тряпкой, такой грязной, как будто её никогда не стирали, прервал свою деятельность. Наверное, он в жизни не видел столько посетителей.
— Что ты им наговорила? – нервно спросил Дин. - Чего они ждут?
— Я же тебе сказала: просто хотят тебя послушать, — успокоила его Гермиона. Но Дин продолжал испепелять её взглядом, и она торопливо добавила: — От тебя пока ничего не требуется, я сперва сама скажу.
По двое, по трое вновь прибывшие рассаживались вокруг Дина, кто взволнованно, кто с любопытством. Когда все расселись, разговоры стихли. Все взгляды обратились на него.
— Так, — сказала Гермиона; от возбуждения её голос звучал выше обычного. — Ну, значит…
Теперь всеобщее внимание было приковано к ней, хотя ребята то и дело поглядывали на Дина.
— Так вот… хм… вы знаете, зачем мы собрались. Так вот… у Дина возникла идея… То есть (Дин свирепо посмотрел на неё) у меня возникла идея, что тем, кто хочет учиться защите от Темных искусств, было бы полезно… То есть по-настоящему ей учиться, а не той ерунде, которую преподносит Амбридж… — Голос её зазвучал сильнее и увереннее. — Потому что это никакая не защита, а пустые разговоры. («Вот именно», — сказал Энтони Голдстейн, и Гермиона заговорила еще смелее.) Ну, и я подумала, что стоит взять это дело в свои руки. — Искоса взглянув на Дина, она продолжала: — В смысле, учиться защите как следует, не теоретически, а настоящими заклинаниями…
— Но сдать защиту от Темных искусств на СОВ ты, надеюсь, тоже хочешь? — сказал Майкл Корнер.
— Конечно хочу. Но не только. Я хочу действительно овладеть защитой, потому что… потому что… — она набрала в грудь воздуха, — потому что Люцифер Малфой – продолжатель дела Волдеморта.
Реакция была мгновенной и предсказуемой. Мариэтта Эджком взвизгнула и пролила на себя пиво, Терри Бут вздрогнул, Падма Патил поежилась, а Невилл как-то странно тявкнул и попытался выдать это за кашель. Все при этом выжидательно уставились на Дина.
— Такой, по крайней мере, план, — сказала Гермиона. — Если хотите участвовать, надо решить, как нам это…
— Где доказательства, что наш министр магии – злодей? — воинственным тоном спросил Уриэль.
— Ну, Дин видел многое своими глазами, — ответила Гермиона. – И Сэм тоже видел его на кладбище с Волдемортом в прошлом году.
— По-моему, мы вправе услышать, почему он решил, что Люцифер Малфой не был двойным агентом против Волдеморта, как все говорят.
— Слушай, — вмешалась Гермиона, — вообще-то мы не для этого тут собрались.
— Ничего, Гермиона, — сказал Дин.
До него только что дошло, почему здесь столько народа. Гермионе следовало этого ожидать. Некоторые из них — может быть, большинство — пришли, чтобы услышать историю от него самого.
— Почему я решил, что Люцифер Малфой – преданный делу Пожиратель Смерти, лишь воспользовавшийся ситуацией? — сказал он, глядя Уриэлю в глаза. — Я его видел. Я там был. Был на кладбище, слушая его раболепные речи, был в убежище Волдеморта, сражаясь с ним один на один, убив его и получив заклятием в спину. И я не собираюсь тратить день на то, чтобы убеждать вас. Так что, если ради этого явились, можете убираться.
Он рассерженно взглянул на Гермиону. Это она виновата: решила сделать из него какое-то чудо-юдо, и все повалили слушать диковинную историю. Однако никто не ушел, даже Уриэль, хотя продолжал недоверчиво смотреть на Дина.
— Так вот, — сказала Гермиона тонким голосом, — я говорю: если хотите учиться защите, тогда надо решить, как мы это устроим, как часто будем встречаться и где. По-моему, реже, чем раз в неделю, не имеет смысла…

При мысли, что они затеяли бунт против Амбриджа и Малфоя, что у него в этом главная роль, Дин испытывал громадное удовлетворение. То и дело вспоминалась субботняя сходка: столько ребят хочет учиться у него защите от Тёмных искусств… и с какими лицами они слушали разговоры о его схватках… и девчонки смотрели с восхищением… Осознание того, что эти люди считают его не вруном и психом, а человеком, заслуживающим уважения, вселяло такую бодрость, что даже в понедельник утром, несмотря на перспективу самых нелюбимых занятий, он проснулся в отличном настроении и раньше всех. Весело насвистывая, он спустился к завтраку первым – по крайней мере, он думал, что первым, но ошибся: в одной из оконных ниш уже кто-то точил лясы. Дин собирался пройти мимо, как вдруг..
- Да ладно тебе, Руби, какой в этом смысл? – услышал Дин голос не чей иной, как своего собственного брата. Он резко обернулся: так и есть, Сэм и Руби!
- Доброе утро, - вежливо сказал Дин, скрещивая руки на груди. Двое у окна вздрогнули и повернулись к нему.
- Дин? – испуганно спросил Сэм. – А чего ты так рано встал?
- О. Так вы, что ли, от меня прячетесь, встречаясь в такую рань? Очень мило.
- Руби, тебе лучше уйти, - сказал Сэм. Дин зыркнул на неё, но спорить не стал, и та умчалась.
- Слушаю, - сказал Дин.
- Дин, - со вздохом ответил Сэм, - она вроде как пыталась всё объяснить.
- Объяснить то, что она пыталась тебя убить? Очень мило с её стороны.
- Она говорит, что была уверена, что меня не убьют. И это была единственная возможность оставить в живых тебя.
- Ну, а я вот всё равно умер. И даже воскрес – правда, не её молитвами.
- Ну, Дин, этого она никак не могла знать.
- Не понял. Ты что – развесил уши и веришь ей? Снова?
- Нет, конечно, Дин! Я просто… мм, думал, она может сказать что-нибудь интересное.
- И давно вы эдак объясняетесь?
- Дин, мы первый раз сейчас разговаривали за всё это время, честное слово. Она пыталась сказать, что на нашей… на твоей стороне.
- И ты ей поверил, потому что она перекрасила волосы?
- Да не поверил я ей, Дин! Просто решил, что может быть полезно... Ну, держи друзей близко, а врагов ещё ближе.
- Знаешь, Сэм, от таких врагов лучше держаться подальше.
- Как скажешь, Дин.
- Ты ведь не собираешься снова пытаться использовать свои, гм, способности?
- Нет, конечно, нет. Я учусь на своих ошибках.

Казалось, прекрасное настроение было испорчено безвозвратно, и хуже уже не будет. Но нет, понедельник был твёрдо настроен компенсировать всё хорошее, произошедшее вчера, большим количеством пакостей.
К доске объявлений был пришпилен большой лист, закрывавший собой все остальные — списки предлагаемых подержанных книг по чарам, регулярные напоминания Аргуса Филча о правилах школы, расписание тренировок по квиддичу, предложения об обмене карточками от шоколадных лягушек, последние объявления о контрольных, даты вылазок в Хогсмид и объявления о потерянных и найденных вещах. Новое было напечатано жирным черным шрифтом, внизу красовалась официального вида печать и подпись с завитушками.

ПРИКАЗ ГЕНЕРАЛЬНОГО ИНСПЕКТОРА ХОГВАРТСА
Все ученические организации, общества, команды, кружки и клубы настоящим упраздняются.
Организацией, обществом, командой, кружком и клубом считается регулярно собирающаяся группа из трех и более учеников.
За разрешением на реорганизацию обращаться к генеральному инспектору (профессору Амбриджу).
Никакие организации, общества, команды, кружки и клубы учеников не могут существовать без ведома и санкции генерального инспектора.
Всякий ученик, уличённый в принадлежности к организации, обществу, команде, кружку или клубу, не санкционированным генеральным инспектором, будет исключен.
Основанием настоящего приказа является Декрет об образовании № 24.
Подписано: Захария Амбридж, генеральный инспектор.

Дин перечитывал приказ. От радости, переполнявшей его, не осталось и следа. В нем закипал гнев.
— Это не случайное совпадение, — руки у него сами собой сжались в кулаки. — Он пронюхал.
— Да как? — возразил Сэм.
— Нас слышали в баре. И, если честно, знаем разве, скольким из пришедших можно доверять? Любой мог побежать с доносом к Амбриджу.
А он-то думал, ему верят, им восхищаются!
— Никто не мог, — тихо сказала подошедшая сзади Гермиона.
— Не будь наивной: если ты такая порядочная, это не значит, что все…
— Не могли они, потому что я заколдовала пергамент с подписями, — угрюмо настаивала Гермиона. — Будь спокоен: если кто-то донёс Амбриджу, мы точно узнаем кто, и он сильно об этом пожалеет.

Однако, видимо, не только Дин пребывал в скверном настроении. Чак Трелони шлепнул экземпляр «Оракула снов» на стол между Роном и Дином и отошёл, поджав губы. Потом швырнул книгу Шеймусу и Эшу, чуть не угодив первому в голову, а еще один экземпляр сунул Невиллу в грудь с такой силой, что он съехал с пуфика.
— Продолжайте! — выкрикнул он с надрывом. — Вам известно, что надо делать! Или я такой слабый учитель, что вы до сих пор не умеете раскрыть книгу?
Ребята недоуменно уставились на него, потом друг на друга. Глаза у Трелони за толстыми очками были полны слез, и, когда он стремительно вернулся к своему креслу с высокой спинкой, Дин наклонился к Рону и прошептал:
— Наверное, получил результаты инспекции.
— Профессор, — робко произнесла Парвати Патил (она и Лаванда восхищались профессором Трелони), — профессор, что-то случилось?
— Случилось?! — дрожащим голосом выкрикнул тот. — Разумеется, нет! Меня оскорбили, разумеется… на меня возводят наветы, предъявляют беспочвенные обвинения — а в остальном ничего не случилось, ровно ничего!
Он судорожно вздохнул, отвернулся от Парвати, и из-под очков заструились слезы.
— Кто же вас оскорбил, профессор? — пролепетала Парвати.
— Власть имущие, — глухим рыдающим голосом возвестил Трелони. — Те, чьи глаза застит земное и низменное, кто не Видит так, как я Вижу, не Знает того, что я Знаю… Конечно, нас, Ясновидящих, всегда боялись, всегда травили… такова, увы, наша доля.

Глава 10. Ронда

Занятия по обучению Защите Дин решил проводить в Выручай-комнате. Жаль, конечно, было делиться со всеми таким секретом, но дело было нужное.
Для занятий комната предстала в новом свете: просторная, освещенная факелами вроде тех, что горели в подземелье восемью этажами ниже. Вдоль стен тянулись книжные полки, на полу лежали большие шелковые подушки — вместо стульев. На стеллаже в дальнем конце стояли приборы — вредноскопы, стервовизоры, детекторы лжи и большой треснутый Проявитель врагов.
К восьми часам все подушки были заняты. Дин подошел к двери и повернул торчавший в замке ключ. Замок успокоительно щелкнул, все умолкли, повернувшись к Дину.
— Ну, — слегка волнуясь, заговорил он, — мы подыскали место для занятий, и, кажется, вам оно подошло.
— Изумительно! — сказала Лиза, и несколько человек отозвались одобрительным ропотом.
Решив некоторые оргвопросы, Дин предложил начать с простейшего заклинания – обезоруживающего.
Очень непривычно было давать инструкции и еще непривычнее видеть, что их выполняют.
Комнату огласили крики «Экспеллиармус». Волшебные палочки полетели во всех направлениях; шальные заклятия попадали в книги, и те взвивались с полок. Оглядев комнату, Дин решил, что поступил правильно, начав с основ; очень много происходило вокруг неопрятного чародейства, многим вообще не удавалось обезоружить оппонентов — те только отлетали на несколько шагов или вздрагивали, когда слабые чары ширкали мимо.
Дин прошёлся вдоль тренирующихся пар, остановившись около Кастиэля и Иниаса. Для них обезоруживающее заклинание точно было очень простым, и они вдобавок строили щиты, усложняя друг другу задачу.
- Зачем ты вообще здесь? – спросил у Каса Дин, сунув руки в карманы. – Почти всем заклинаниям, что я знаю, научил меня ты. Вряд ли я тебя чему-то научу.
- Это не совсем так, - возразил Кас, смотря куда-то в сторону. – Кроме того, у наших занятий главная цель не образовательная, а скорее идеологическая.
- Что? – растерялся Дин. – О чём ты?
- Я здесь, чтобы выказать тебе свою поддержку, Дин, - Кас посмотрел ему прямо в глаза – Дин скучал по этому странно неземному взгляду. – Даже если она тебе не нужна.
Дин открыл было рот, чтобы возразить, но тут ему в плечо прилетела книга.
- Прости, Дин! – воскликнул Невилл. Дин рассеянно отмахнулся и повернулся обратно к Касу. Тот уже уворачивался от заклинаний Иниаса.
- Задержись после занятия, ладно, Кас? – попросил Дин. Тот, не оборачиваясь, кивнул.
Вскоре он взглянул на часы и с удивлением обнаружил, что уже десять минут десятого — значит, надо немедленно возвращаться в гостиную, если они не хотят попасться Филчу и быть наказанными за нарушение режима.
— В целом, очень неплохо, — сказал Дин. — Но мы запаздываем, надо уходить. Через неделю тут же, в то же время?
— Пораньше бы! — взмолился Эш, и многие закивали.
Но их осадила Анжелина Джонсон:
— Начинается квиддичный сезон, тренироваться тоже надо!
— Тогда давайте вечером в среду, — сказал Дин, — может, выберем дополнительный день. А сейчас пора.
Кастиэль задержался – к неудовольствию Дина, вместе с Иниасом. Кроме того, задержалась и Лиза – ну да, Дин уже успел забыть, что, когда ты встречаешься с девушкой, это накладывает определённые обязанности.
- Вот, - Кас протянул Дину какой-то пергамент.
- Что это? – развернул его Дин. Ах да, разрешение на использование книг Запретной секции библиотеки от Кроули. Он уже совсем про него забыл – да, честно говоря, в этом году оно ему вообще не было нужно.
Лиза и Иниас нетерпеливо ждали, и Дин понял, что нормального разговора не выйдет.
- Ладно, - сказал он. – Спокойной ночи, Кас, Иниас.
Мельком взглянув на Лизу, те попрощались и ушли.

Две недели у Дина было такое чувство, что он носит в груди талисман, пламенную тайну, помогавшую ему терпеть занятия у Амбриджа и даже вежливо улыбаться, глядя в его жуткие выпуклые глаза. Под самым носом у Амбриджа Дин и его ученики делали то, чего он и Министерство больше всего страшились, и, вместо того чтобы читать у него на уроках Уилберта Слинкхарда, он с удовольствием вспоминал последние собрания кружка, вспоминал, как Невилл разоружил Гермиону, как Колин Криви после усердной практики на трех занятиях овладел Чарами помех; как Парвати Патил так хорошо овладела Уменьшающим заклятием, что превратила стол со всеми вредноскопами в пыль.
Выделить определенный день для собраний ОД оказалось невозможно: надо было приноравливаться к отдельным тренировкам трёх команд по квиддичу, а их нередко переносили из-за плохой погоды. Но Дин об этом не жалел: наверное, даже выгодней собираться не по расписанию. Если за ними слежка, её это скорее запутает.
Гермиона вскоре придумала очень остроумный способ оповещать всех участников о времени и дате собрания, когда надо было неожиданно его перенести. Если бы ученики с разных факультетов стали слишком часто ходить по Большому залу и сговариваться, это выглядело бы подозрительно. Всем членам ОД Гермиона дала по фальшивому галеону.
— Видите цифры по ребру монеты? — сказала она, показывая образец в конце четвертого занятия. Монета зажиточно блестела золотом при свете факелов. — На настоящих галеонах это серийный номер, указывающий, каким гоблином она отчеканена. На этих фальшивых цифры будут меняться — они показывают дату и час следующего собрания. Когда дата меняется, монета делается горячей, так что, если вы носите ее в кармане, вы это почувствуете. Все берем по одной; когда Дин назначает дату, он меняет цифры на своей, и, поскольку я навела на них Протеевы чары, с вашими произойдет то же самое.
— Ты умеешь наводить Протеевы чары? — спросил Терри Бут.
— Да.
— Но это ведь… это уровень ЖАБА, — сказал он слабым голосом.
— Ну… — Гермиона старалась держаться скромно, — может быть… наверное…
Дин фыркнул про себя. Да Кас наверняка баловался такими штуками ещё на первом курсе. Он искоса поглядел на друга – тот о чём-то перешёптывался с Иниасом.
Нет, больше Дин терпеть не мог. Если Астория не может разлучить этих двоих, он найдёт девушку поталантливее. Кажется, он что-то слышал о разбитной шестикурснице со Слизерина Ронде Хёрли, которая никогда не прочь поразвлечься и у которой парней было несчётное количество. Не то чтобы Дин хотел сводить Каса с такой подозрительной особой, но пусть хотя бы спасёт его ориентацию, а там Дин разберётся.

Он выловил Ронду, когда она спускалась из Астрономической башни, поправляя сбившуюся причёску.
- Привет, Дин, - улыбнулась она, когда он её окликнул. – Ты хотел пригласить меня сходить в Хогсмид? Правда, я уже приглашена, но ради тебя могу и отменить.
- Эм, вообще-то я по другому поводу, - замялся Дин. Когда идея пришла ему в голову, она казалась блестящей, но как объяснить это Ронде? Как бы не обиделась.
- Можно, конечно, и без Хогсмида обойтись, - легко согласилась Ронда. – Но тогда тебе нужно меня поуговаривать.
- Э, - сказал Дин.
- Ну всё, я не знаю, что тебе ещё может быть нужно, - Ронда развела руками. – Надеюсь, не пароль от нашей гостиной, потому что я сама его не помню. Зато совершенно случайно помню пароль от гостиной Хаффлпаффа. Интересует?
- У меня есть друг, - выпалил Дин. – Он… кхм… немного запутался со своей, кхм, ориентацией.
- О. Извини, если тебе нужны советы по гейскому сексу, это не ко мне. А что за друг? – спросила она с любопытством.
- Не нужны мне советы! – рассердился Дин. – Ты можешь просто послушать?
- Хм, не знаю, но могу попробовать.
- Я подумал… ээ… может, ему просто нужна красивая, обаятельная девушка, которая могла бы показать ему… хм… прелести гетеросексуальной жизни.
- О, - снова сказала Ронда. – Это я, что ли?
Дин осторожно смотрел на неё, готовый удирать, если она оскорбится.
- Что это за друг?
- Ты ведь ему не скажешь о нашем разговоре, нет?
- Я могила! – заверила его Ронда.
- Кастиэль Новак, с пятого курса Равенкло, - со вздохом сказал Дин, чувствуя себя не очень уютно, как будто называл имя киллеру.
- О, ангельские синие глазки! – воскликнула Ронда. – Он милаха. Так ты хочешь, чтобы я с ним переспала, что ли?
- Ну, - осторожно сказал Дин, на всякий случай делая шаг назад, - было бы хорошо.
- Хм, - Ронда мечтательно подняла взгляд к небу, - а что мне за это будет?
- А что ты хочешь? – расслабился Дин. Цена его мало волновала. Ради Каса он сделает что угодно.
- О! – в третий раз сказала Ронда. – Кое-что хочу!

Вернувшись в пустую аудиторию, в которой её ждал Дин, Ронда щёлкнула замком. Дин нервно поёрзал на парте.
- Может, ты чего-нибудь другого надумала? – робко спросил он.
- Нееет, - Ронда зажмурилась от удовольствия. – Смотри, я выбрала для тебя самые лучшие, - она вынула из сумки розовые кружевные трусики. – Ну же, раздевайся.
- Отвернись, - буркнул Дин.
Лицо Ронды приняло выражение «Ты серьёзно думаешь, что я это сделаю?», и Дин со вздохом стал стягивать брюки, кутаясь в мантию и думая, что это жертва похлеще, чем какая-то там жизнь.
- Мантию сними, - потребовала Ронда. – Давай, не замёрзнешь. Я тоже сниму.
Оставшись в юбке, почти застёгнутой блузке и галстуке, она уселась на парту и стала болтать ногами.
- У тебя слишком длинная рубашка, - заявила она, - ничего не видно. И её снимай.
Прорычав что-то неразборчивое, Дин разоблачился и быстро натянул трусики Ронды.
- Ты их носила уже? – поинтересовался Дин, глядя в потолок.
- Кажется, - Ронда слезла с парты и подошла поближе. – Дин, опусти глазки, - зашептала она, - посмотри на себя. Что ты чувствуешь?
- Они мне малы, - буркнул Дин, по-прежнему глядя вверх. – Часто ты так делаешь? Каса тоже заставишь их надеть?
- Может быть, - ласково сказала Ронда, подходя совсем близко.
Дин испуганно затряс головой, пытаясь отогнать образ Каса в женских трусиках.
- Ну всё, - сказал он, пятясь, - я сделал, что обещал.
- Ты выглядишь обалденно, - прошептала Ронда, и Дин не выдержал и опустил взгляд вниз. Глупо, это выглядело ужасно глупо. И чувствовал себя он тоже очень глупо. Хотя и немного приятно. То есть нет, не приятно, а непривычно. Интригующе. В плохом смысле этого слова, конечно. Он снова затряс головой, отгоняя образ Каса. Фу, гадость какая.
- Дин, - с укором сказала Ронда, легко касаясь его рукой. – Ты не можешь притворяться, что тебе не нравится, когда у тебя такой стояк.
- Это… это… чёрт, застегни блузку, он и пропадёт, - пятясь, Дин наткнулся спиной на стену.
- Не знаю, зачем бы мне понадобилось это делать, - проворковала Ронда, расстёгивая оставшиеся пуговки.


следующая часть http://marliushka.diary.ru/p180035304.htm

@темы: фанфик, слэш, сверхъестественное